Двуязычный корпус чувашского языка

Поиск

Шырав ĕçĕ:

сухан сăмах пирĕн базăра пур.
сухан (тĕпĕ: сухан) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Кӑнтӑрлахи апат валли вӗсем типӗ ҫупа сухан ярса пӑтӑ кӑна пӗҫереҫҫӗ.

На обед они варили только кашу с постным маслом и луком.

Чукпа Гек // Михаил Рубцов. Гайдар, Аркадий Петрович. Ман юлташсем: калавсем; вырӑсларан М. Рубцов куҫарнӑ. — Шупашкар: Чӑваш государство издательстви, 1953. — 158 с. — 105–140 с.

— Иртнӗ эрнере эпир кунта ҫӑнӑх, сухан, улма леҫсе хӑвартӑмӑр.

— На прошлой неделе мы сюда продукт возили: муку, лук, картошку.

Чукпа Гек // Михаил Рубцов. Гайдар, Аркадий Петрович. Ман юлташсем: калавсем; вырӑсларан М. Рубцов куҫарнӑ. — Шупашкар: Чӑваш государство издательстви, 1953. — 158 с. — 105–140 с.

Иван Яковлевич, йӗркеллӗрех пулас тесе, кӗпи ҫийӗн фрак тӑхӑнса ячӗ, сӗтел хушшине ларсан, умне тӑвар хучӗ, икӗ пуҫ сухан шуратрӗ, аллине ҫӗҫӗ тытрӗ те, кӑмӑллӑн пӑхкаласа, ҫӑкӑр касма тытӑнчӗ.

Иван Яковлевич для приличия надел сверх рубашки фрак и, усевшись перед столом, насыпал соль, приготовил две головки луку, взял в руки нож и, сделавши значительную мину, принялся резать хлеб.

I // .

— Паян эпӗ, Прасковья Осиповна, кофе ӗҫместӗп, ун вырӑнне ак вӗри ҫӑкӑрпа сухан ҫинӗ пулӑттӑм, — терӗ Иван Яковлевич.

«Сегодня я, Прасковья Осиповна, не буду пить кофий», — сказал Иван Яковлевич: — «а вместо того хочется мне съесть горячего хлебца с луком».

I // .

Вӗсенчен пуринчен те тӳсме ҫук спирт, сухан, табак шӑрши перет.

Ото всех от них резко разило спиртом, луком, табаком.

XXVIII // .

Пӑлханнипе шурса кайнӑ Ильинична сӗтел ҫине типҫупа сухан ӑшаласа юрнӑ лапша пырса лартрӗ.

Побледневшая от волнения Ильинична подала на стол лапшу, сдобренную поджаренным на постном масле луком.

XVI // .

Аниҫҫе чайнӑйран селедкӑ илсе килчӗ, ӑна ҫӳхен касса, сухан ункисем хурса тухрӗ те типӗ ҫу сапрӗ, сӗтел ҫине турилккепе йӳҫӗтнӗ купӑста лартрӗ.

Анисья принесла из чайной селедку, разрезала ее на мелкие кусочки, обложила белыми кружками лука и полила постным маслом, поставила на стол тарелку квашеной капусты.

4 // .

Тачанкӑра ун пӗр хутаҫ выртнӑ, мӗн кӑна ҫук-ши унта: алӑ пысӑкӑш ҫавра кулач, виҫӗ килограмм таймалӑх сысна сали, икӗ теҫетке пӗҫернӗ ҫӑмарта, чӳлмекре пӑслантарса пӗҫернӗ хур аҫи пек пысӑк автан, симӗс сухан ҫыххи, ешӗл хӑярсем, — ывӑлӗшӗн хыпса ҫунакан Ниловна хутаҫ ҫыххи таранах тем те пӗр чике-чике тултарнӑ…

На тачанке у него лежал дорожный мешок, и в том мешке чего только не было: и огромная, как сито, паляныця хлеба, и кусок, килограмма на три, сала, и десятка два вареных яиц, и зажаренный в чугунке петух, величиной с доброго гусака, и венок зеленого лука, и свежие огурцы, и еще всякая всячина, которую Ниловна, заботясь о сыне, успела напихать в мешок под самую завязку…

XIV сыпӑк // .

Арӑмӗ аллине пӗр ывӑҫ симӗс сухан тытнӑ.

Анюта была с пучком зеленого лука в руках.

X сыпӑк // .

Йывӑҫсем хушшинчен арман ҫуначӗ пек урапана курсан, вӑл тӳрех, ҫулсӑрах утрӗ, помидор, сухан, купӑста, ҫамрӑк хӑяр шӑршисене туйса пычӗ.

Заметив между деревьями черный круг, он пошел к нему напрямик, уже ощущая свежий запах помидоров, лука, капусты, молодых огурцов…

VIII сыпӑк // .

Магазинпа вӗҫе-вӗҫӗн лутака та вӑрӑм, подваллӑ сарай сыпӑнса тӑнӑ, унтан пӗр ҫирӗм чалӑшра — кирпӗчрен тытнӑ ҫаврака чиркӳ карти тата пиҫсе ҫитнӗ симӗс сухан пуҫӗ пек тӑрӑллӑ чиркӳ.

К магазину примыкал низкорослый, длинный, с подвалом, сарай, саженях в двадцати от него — кирпичный перстень церковной ограды и церковь с куполом, похожим на вызревшую зеленую луковицу.

1 // .

Пирӗншӗн пулсан, ку ытла япӑх пулнӑ теме ҫук ӗнтӗ: кун каҫиччен темӗн те пӗр: хӑяр, дыня, ҫарӑк, сухан, пӑрса ҫисе тултаратӑн та, хырӑмра, тупата, автансем авӑтаҫҫӗ тейӗн.

Нам это было нельзя сказать чтобы худо: бывало, наешься в день столько огурцов, дынь, репы, цибули, гороху, что в животе, ей-богу, как будто петухи кричат.

Тухатнӑ вырӑн // .

«Ку ытла япӑхах мар-ха, — шухӑшларӗ асатте, сӗтел ҫинче сысна ашӗ, колбаса, тӑварланӑ купӑстапа сухан тата тем те пӗр тӗрлӗ тутлӑ ҫимӗҫ пуррине курсан, — ку усалсем типӗ тытмаҫҫӗ пулмалла».

«Ну, это еще не совсем худо, — подумал дед, завидевши на столе свинину, колбасы, крошеный с капустой лук и много всяких сластей, — видно, дьявольская сволочь не держит постов».

Пӗр чиркӳри тиечук пулни-иртни ҫинчен каласа пани // .

— Питҫӑмартийӗсем унӑн халь, мӑкӑнь чечекӗ пек; халь ӗнтӗ вӑл сухан мар, сахӑр кӑшманӗ, урӑхларах калас-тӑк, вӑл халь хӑй ҫынсене хӑратаканни, хӑй хӗрлӗ свитка».

— Щеки у него расцвели, как мак; теперь он не Цыбуля, а буряк — или, лучше, сама красная свитка , которая так напугала людей.

VII // .

Кондратьев хыҫҫӑн Чурсуна кӗреҫе йӑтнӑ хӑнасем час-часах та час-часах килме пуҫланӑранпа Никифор Васильевич ытла улшӑннинчен унӑн арӑмӗ те тӗлӗннӗ: унӑн кӑмӑлӗ ҫӗкленнӗ, вӑл тасарах тумланма пуҫланӑ, пӗррехинче хӑйӗн пиччӗшӗ канаш панипе вӑл вӑрӑм та ҫӑра, кӑвакарма пуҫланӑ сухалне, темиҫе ҫул хушши ачашласа ӳстернӗскерне, тап-таса хырса пӑрахрӗ; ҫакӑн хыҫҫӑн унӑн шӑмӑллӑрах та сарлакарах, пысӑк сухан евӗр сӑмсаллӑ пичӗ палӑрмаллах ҫамрӑкланчӗ, халиччен тӗксӗмрех те ҫынсенчен ютшӑнакан куҫӗсем кӑмӑллӑ савӑнӑҫлӑхпа йӑлтӑртатма пуҫларӗҫ.

С тех пор, как вслед за Кондратьевым на Чурсун все чаще и чаще стали приезжать гости с лопатами, Никифор Васильевич изменился так, что даже его жена диву давалась: он как-то подбодрился, стал чище одеваться, а однажды, по совету своего старшего брата, начисто сбрил пышную, с густым серебром бороду, ту самую бороду, которую кохал и растил столько лет; после этого лицо его, скуластое, с крупным, с добрую луковицу, носом заметно помолодело, и в глазах прежде суровых и нелюдимых заиграла веселость.

XI // .

Ҫакӑн хыҫҫӑн, пӗтӗм пӳлӗме пылак та тутлӑ шӑршӑ сарса, сӗтел ҫине борщ тухса ларчӗ — асӑрхӑр-ха эсир, ку шӑпах Украинӑра пӗҫерекен борщ, унта салӑпа сухан шаритлесе янӑ, анчах ку борща Кубаньри евӗрлӗ пӗҫернӗ; унта, фасольрен, пастернакран, петрушкӑран пуҫласа, пур япаласем те пур.

После этого, распространяя по всей комнате душистый запах, появился борщ — заметьте: именно тот румяный, с добротно зажаренным салом и луком украинский борщ, но уже сделанный на чисто кубанский манер, — в котором есть решительно все, начиная с доброго куска свинины и кончая фасолью, пастернаком и петрушкой.

II // .

Малтан ҫилленнӗ тата шӑнса кайнӑ хӑна валли сӗтел ҫине пӗр черкке эрехпе пӗрле пахча ҫимӗҫӗнчен хатӗрленӗ тӗрлӗрен апат: чӗрӗ тата тӑварланӑ хӑяр — укроп шӑршиллӗскер; чышкӑ пекех пысӑк, касса вакламан, ҫиеле симӗс сухан хунӑ помидорсем тин анчах тӑварланӑ, «панулми пекех» помидорсем, ҫӳхе те ҫутӑ тирлӗскерсем; тата чӗрӗ помидорсем, вӗсене турилкке ҫине суханпа тата ҫӑмартапа касса хутӑштарнӑ, хӗвелҫаврӑнӑш ҫӑвӗпе сапнӑ.

Сперва на стол вместе с рюмками водки были поданы овощи в разных видах: огурчики соленые, пахнущие укропом; помидоры неразрезанные, величиной с огромный кулак, сверху укрытые пучком зеленого лука; помидоры ранней засолки, «как яблочки», с тонкой и прозрачной кожицей; еще свежие помидоры, которые на тарелках были перемешаны с нарезанным луком и яйцом, и заправлены подсолнечным маслом.

II // .

Сергейпе Ирина пӳртрен тухсанах ачасем пек алла-аллӑн тытӑнчӗҫ те урампа мар, пахчасем витӗр кайрӗҫ; пахчасенче е пӑрҫапа сухан йӑранӗсем, е кӑшман ҫулҫисем, е ҫӗрулми лаптӑкӗсем ешерсе выртаҫҫӗ.

Сергей и Ирина, как только вышли из хаты, взялись за руки, как берутся дети, и направились не по улице, а через огороды, по которым лежали то грядки гороха или лука, то густая тыквенная ботва, то полянки картофеля.

XVI // .

Ҫӑкӑр, кӑвас, сухан; вӑл пурӑнать, сывах, чирлӗ те мар.

Хлеб, квас, лук; он жив, бодр, здоров.

VII // .

Кӗленче тытнӑ Ерофей Кузьмич вучах умӗнчи вутӑ ҫине ларчӗ те, кӗрӗк кӗсйинчен чечеклӗ чей чашки тата пӗр сухан туртса кӑларчӗ.

Усевшись с бутылкой на дрова перед огнем, Ерофей Кузьмич вытащил из кармана шубы чайную чашку, украшенную цветочками, и луковицу.

XIX // .

Страницы:

Сайт:

 

Статистика

...подробней