Двуязычный корпус чувашского языка

Поиск

Шырав ĕçĕ:

ҫӳремест (тĕпĕ: ҫӳре) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Унӑн та пиншер те пиншер теҫеттин ҫӗр, нумай сурӑх, лаша завочӗ тата нумай укҫа пур иккен, анчах вӑл «ҫаврӑнса» ҫӳремест, хӑйӗн пуян усадьбинче пурӑнать — графиня патӗнче ӗҫпе пӗрре мар пулса курнӑ Иван Иванычпа хӑшпӗр ҫынсем ҫав усадьба ҫинчен тӗлӗнмелле япаласем каласа параҫҫӗ; ҫапла, сӑмахран, графиня ҫуртӗнчи хӑна пӳлӗмӗнче, Польша королӗсен пӗтӗм портречӗсене ҫакса тухнӑскерӗнче, чул ту евӗрлӗ пысӑк сехет пур имӗш, ҫав чул ту ҫинчех бриллиант куҫлӑ ылтӑн лаша чӗвен тӑнӑ, лаши ҫинче ларакан ылтӑн ҫынни вара сехечӗ кашни ҫапмассеренех сылтӑмалла та сулахаялла хӗҫӗпе сулкалашать пулать.

Она тоже имела несколько десятков тысяч десятин, много овец, конский завод и много денег, но не «кружилась», а жила у себя в богатой усадьбе, про которую знакомые и Иван Иваныч, не раз бывавший у графини по делам, рассказывали много чудесного; так, говорили, что в графининой гостиной, где висят портреты всех польских королей, находились большие столовые часы, имевшие форму утеса, на утесе стоял дыбом золотой конь с бриллиантовыми глазами, а на коне сидел золотой всадник, который всякий раз, когда часы били, взмахивал шашкой направо и налево.

IV // .

Унӑн хӑйӗн тӑван хулине, инҫетри Видина, Бяла Черква ҫыннисенчен Марко Ивановран урӑх никам та кайса ҫӳремест, тесе пӗлтерчӗ; ҫавӑнсӑр пуҫне тата Видинра халь Кралич пирки тахҫанах ҫынсем манма пултарнӑ.

Он уверил их, что в его родном городе, далеком Видине, не бывает почти никто из бяло-черковцев, кроме Марко Иванова.

XII. Бойчо Огнянов // .

Арҫынсен мӑнастирӗ сӑрт-ту хушшинче пытанса ларать, вӑл кирек хӑҫан та шӑп, халӑх та унта ытла ҫӳремест, хӗрарӑмсен Бяла Черквари мӑнастирӗ вара яланах тав-шуйлӑ.

Не в пример мужскому монастырю, затерянному в горах, всегда безмолвному и безлюдному, женский монастырь в Бяла-Черкве был очень оживленным местом.

X. Хӗрарӑмсен мӑнастирӗ // .

— Ҫук, вӑл хӑвӑрт тумланать, пӗр минутрах, анчах вӑл нумайччен выляса шыва чӑмпӑлтаттарса выртать, вӑл шывра чӑмпӑлтаттарса выляма юратать, унтан вара нумайччен ҫӳҫне тураса якатать, — ҫук, нумайччен тураса лармасть, кӑна вӑл пӗр минутрах тураса пӗтерет, вӑл нумайччен ҫӳҫӗпе ашкӑнса ларать, мӗншӗн тесен вӑл хӑйӗн ҫӳҫне юратать; сӑмах майӗн каласан, вӑл туалетӑн чӑн-чӑн ӗҫӗсенчен пӗринпе, пушмаксем тӑхӑнассипе те, нумайччен ларать: унӑн пушмакӗсем питӗ лайӑх; вӑл пӗртте вӗҫкӗнленсе тумланса ҫӳремест, анчах пушмаксем уншӑн ҫунса тӑраканнисем кӑна пулччӑр.

— Нет, она одевается скоро, в одну минуту, но она долго плещется в воде, она любит плескаться, и потом долго причесывает волосы, — нет, не причесывает долго, это она делает в одну минуту, а долго так шалит ими, потому что она любит свои волосы; впрочем, иногда долго занимается она и одною из настоящих статей туалета — надеванием ботинок: у ней отличные ботинки; она одевается очень скромно, но ботинки ее страсть.

V // .

Сана йӑлӑхтарса ҫитерес мар тесе, эпӗ сан пӳлӗме кӗрсе ҫӳреме хӑяймӑп; Кирсанов кӗрсе ҫӳремест вӗт — ҫавӑнпа ятлаҫмастӑр та эсир.

Во-вторых, я в твою комнату не смею входить, чтоб не надоедать тебе; ведь Кирсанов не смеет, — потому-то вы и не ссоритесь.

XVIII // .

Хӑвах шутла, Ҫемен, ырӑ ҫын ҫавӑн пек йӑпшӑнса, кашкӑрла ҫӳремест!

Учти, Семен, так добрые люди не ходят, с такой волчьей опаской!

XXIX сыпӑк // .

Кунта никам та ҫӳремест.

Место было глухое.

XI сыпӑк // .

Темле пит тӗлӗнмелле пек, — ҫак урамра сас-хура сахал, никам та ҫӳремест.

Так странно, что мало звуков и нет движения в этой улице.

Январӗн 9-мӗшӗ // Хумма Ҫеменӗ, Феодосия Ишетер. Максим Горький. Сочиненисем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1953. — 133–155 стр.

Вӑл ҫӗмрӗк кантӑк куҫне хупланӑ ҫӗтӗк-ҫурӑксене тӗртсе кӑларчӗ те ҫырӑва пӳрте пӑрахса «Зинка санпа халӗ мӗн виличчен те урӑх ҫӳремест!

Он вытолкнул тряпку, закрывавшую незастекленную часть рамы, бросил письмо в избу и закричал: «Зинка с тобой по гроб жизни теперь не водится!

1-мӗш сыпӑк // .

Вӑл служба ӗҫне чун-чӗререн туса пыракан чӑн-чӑн вырӑс ҫынни, вӑтӑр ҫул пӗр ӗҫре ларать, пӗтӗм присутствие хӑй аллинче тытса тӑрать, укҫи те пур, анчах нихҫан та ямшӑк тытса ҫӳремест; фракӗ те манӑннинчен лайӑхах мар; хӑй калама ҫук лӑпкӑ та сӑпайлӑ ҫын, кӑшт илтӗнмелле ҫеҫ хуллен калаҫать, санӑн леш хайхи пек, ют ҫӗршывсем тӑрӑх ҫапкаланса ҫӳремест

Коренной, русский служака, тридцать лет на одном стуле сидит, всем присутствием вертит, и деньжонки есть, а извозчика не наймет; фрак не лучше моего; сам тише воды, ниже травы, говорит чуть слышно, по чужим краям не шатается, как твой этот…

I сыпӑк // .

Ҫынни лайӑхскер-ҫке вӑл: голлан кӗпипе ҫӳремест кӑна…

А ведь это хороший человек: только что не в голландских рубашках ходит…

III сыпӑк // .

Княгиня хӑй ҫулталӑкра виҫӗ хутчен килсе куракан ҫак тӗнчерен ҫӳлте тӑнӑ пек туйӑнать; вӑл никампа та калаҫмасть, ниҫта та тухса ҫӳремест, кӗтесри симӗс пӳлӗмре ҫеҫ виҫӗ карчӑкпа ларать е сад пахчи урлӑ ҫуран, ҫивиттиллӗ галереяпа чиркӗве ҫӳрет, чаршав хыҫӗнчи пукан ҫине вырнаҫса ларать.

Она казалась выше того мира, в который нисходила в три года раз; ни с кем не говорила, никуда не выезжала, а сидела в угольной зеленой комнате с тремя старушками, да через сад, пешком, по крытой галерее, ходила в церковь и садилась на стул за ширмы.

I сыпӑк // .

Анчах ун пекки нимӗн те ҫук: Илья Ильич тӑлӑх арӑмсем патне ҫӳремест, каҫсерен тутлӑ ыйхӑпа ҫывӑрать, карт алла та тытмасть.

А ничего не бывало: Илья Ильич ко вдове не ходит, по ночам мирно почивает, карт в руки не берет.

VII сыпӑк // .

— Халӗ вара ун патне никам та ҫӳремест-и: юмӑҫ пӑхтарма-и унта е мӗнле те пуллин имҫам ыйтмашкӑн?

— А теперь к ней разве никто не ходит: погадать там или зелья какого-нибудь попросить?

II сыпӑк // .

Коридорта дежурнӑ офицерсӑр пуҫне никам та ҫӳремест.

Лишь иногда в коридоре слышались шаги дежурного офицера.

Виҫҫӗмӗш пай // .

Ку кинона никамах та ҫӳремест.

На него почти никто не ходит.

Саккӑрмӗш сыпӑк // .

Унӑн яланах кама та пулин парӑм тӳлемелле, нихӑҫан та вӑл пӑшӑрханмасӑр ҫӳремест.

Всегда он кому-нибудь должен, всегда чем-то озабочен до крайности.

XVII. Тир хуҫи // .

Никам та тухса ҫӳремест.

Никто не выходил.

20 сыпӑк // .

Васька Жмырев кутруҫӑн пирӗн еннелле ҫӳремест, утрав ҫинчи мыскарасем пирки ӑна шансах пӗтерменни пирӗн асра халичченех пурӑнать, ҫавӑнпа та эпир ун ҫинчен час-часах асӑнатпӑр.

Васька Жмырев не появлялся что-то больше у нас во дворе, и мы все чаще и чаще, все привычнее стали считать его виновником наших странных приключений на острове.

8 сыпӑк // .

Совхоза халӑх ытлашши нумаях килсе ҫӳремест курӑнать, мӗншӗн тесен юрпа витӗннӗ аслӑ килкарти витӗр хуралҫӑ кӑтартса янӑ ҫурт патнелле пӗртен-пӗр ансӑр сукмак ҫеҫ тӑсӑлса выртать.

Очевидно, в совхозе бывало не очень много народу, потому что только одна узенькая тропинка вела по широкому, покрытому снегом двору к дому, на который указал мне сторож.

Тӑххӑрмӗш сыпӑк // .

Страницы:

Сайт:

 

Статистика

...подробней