Двуязычный корпус чувашского языка

Поиск

Шырав ĕçĕ:

шурса (тĕпĕ: шур) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Юлашки кунсенче, взвод командирӗн помощникӗ пулма лартнӑ аслӑ сержант, кӗреш пек тӗреклӗ, анчах нумаях та пулмасть аманнипе шурса кайнӑ сарӑ ҫӳҫлӗ Дубровка, взводра ир те, каҫ та тӗрлӗрен калаҫусем ирттерет, хаҫатсем вуласа парать.

В последние дни недавно назначенный помощник командира взвода старший сержант Дубровка, белокурый крепыш, еще бледный после недавнего ранения, аккуратно, утром и вечером, проводил во взводе различные беседы и читки газет.

III // .

Ӑна тӗлӗнмелле тӗлӗксем курӑннӑ — ҫав тери шурса кайнӑ пит-куҫлӑ тата маскхалат тӑхӑннӑ Травкин, пичӗ ҫинче кулӑ хытса ларнӑ иккӗлле курӑнакан Мамочкин, хӑйӗн пиччӗшӗ — Лёня — вӑл та темшӗн симӗс маскхалатпа пулнӑ…

Ей мерещились какие-то странные сны, видения, Травкин с очень бледным лицом в зеленом маскхалате, Мамочкин, двоящийся, с застывшей улыбкой на лице, ее брат Леня — тоже пoчему-то в зеленом маскхалате.

Вунпӗрмӗш сыпӑк // .

Сукмак тӑрӑх, пӗр сас-чӳсӗр тата унталла-кунталла пӑхмасӑр, темӗнле хуйхӑллӑ черетпе яланхи пек мар тумтирсем тӑхӑннӑ ҫичӗ ҫын — ҫын тесен ҫын та мар, симӗс балахонсем тӑхӑннӑ, вилнӗ ҫынӑнни евӗрлӗ шурса кайнӑ, тарӑн шухӑша путнӑ симӗсрех пит-куҫсемлӗ ҫичӗ мӗлке утса пынӑ.

По тропе, совершенно бесшумно и не глядя по сторонам, какой-то странной печальной чередой шли семь необычно одетых людей, — не людей, а семь теней в зеленых балахонах, со смертельно серьезными, до жути бледными, почти зелеными лицами.

Саккӑрмӗш сыпӑк // .

— Чӑнах-и, чӑн калатӑн-и? — тесе ыйтрӗ те вӑл шурса кайрӗ.

— Правду, в самом деле? — спросила она и побледнела.

Франсуаза // Василий Алагер. Лев Толстой. Повеҫсемпе калавсем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1961. — 87–92 стр.

Унӑн куҫӗсем ман куҫпа тӗл пулчӗҫ, сӑнӗ сасартӑк шур пир пек шурса кайрӗ, куҫӗсем темле ялтраса илчӗҫ, вара вӑл — куна та эпӗ ниепле те кӗтменччӗ — фортепиано айне кӗрсе кайрӗ те алӑк патне сирпӗнчӗ.

Его глаза встретились с моими, он вдруг побледнел как полотно, до губ, глаза сверкнули как-то особенно, и, чего я тоже никак не ожидал, он шмыгнул под фортепиано, в дверь.

XXVII // .

Туй пулнӑ каҫ ун патӗнчен тухса тарса пире вӑл мӗнле тӗлӗнтернине эпӗ астӑватӑп-ха: шурса кайнӑскер, куҫҫульпе йӗпеннӗскер, мӗнпур кӗлеткипе чӗтресе, вӑл хӑйӗн упӑшки мӗн ыйтнине (ун пирки калама та пултараймасть) ниепле те, ниепле те тума пултарайманни ҫинчен каларӗ.

Я помню, как мы были удивлены в ночь свадьбы, когда она, бледная и в слезах, убежала от него и, трясясь всем телом, говорила, что она ни за что, ни за что, что она не может даже сказать того, чего он хотел от нее.

XI // .

Бояркинӑн типшӗм те шурса кайнӑ пичӗ каллех хӗвел шевли пек ҫуталса илчӗ.

Бледное, худощавое лицо Бояркина опять осветилось мягкой и живой улыбкой.

XV // .

Хӗрарӑмсем сӗтел патӗнчен саланчӗҫ, Чернявкина курсан Марийка та, инкек ҫывӑхрах пулнине туйнипе, шурса кайрӗ, листовкине хӑй хыҫӗнче тӑракан такам аллине тыттарчӗ.

Женщины бросились в стороны от стола, и тогда Марийка, тоже увидев Чернявкина, бледная от предчувствия близкой беды, сунула листовку в руки кому-то за своей спиной.

III // .

Шурса кайнӑ Ярцев, чӗтре-чӗтрех, тархасларӗ:

Помоги переводом

XVII // .

Унӑн типшӗм пичӗ пушшех шурса кайрӗ.

Помоги переводом

XVII // .

— Манӑн вӑл, — часрах ӑнлантарса пама васкарӗ шурса кайнӑ Ерофей Кузьмич, — анчах та чӗлхесӗр вӑл.

— Он мой, — бледнея, заторопился пояснить Ерофей Кузьмич, — да только немой он.

XXI // .

Яша сасартӑк шурса кайрӗ.

Яша вдруг побледнел.

XX // .

Ӳрек-сӳрӗк вӑл, йӑлтах шурса кайнӑ.

Он был растерянный, бледный.

XIX // .

Вӑл шурса кайнӑ.

Она была бледна.

VII // .

Гитлеровецсен хушшинче такӑна-такӑна, шӑнса кӳтнӗ, шап-шурӑ шурса кайнӑ ҫынсем пыраҫҫӗ.

Между ними, спотыкаясь, ежась от холода, шли мертвенно-бледные люди.

Вунвиҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Володя тӗттӗмре вӑл йынӑшнине илтет; кӑшт ҫеҫ ҫутатнӑ кӗтесре ларакан койка патне хуллен пырса, нимӗн чӗнмесӗр, шурса кайнӑ пит ҫине нумайччен пӑхса тӑрать; лейтенант пичӗ улшӑннӑҫемӗн улшӑнать.

Володя слышал его стоны в темноте, тихонько подбирался к слабо освещенной койке, подолгу молча смотрел в осунувшееся лицо, которое становилось все менее и менее знакомым.

Вунвиҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Шурса кайнӑ, питне сухал пусса илнӗ моряк койка ҫинче ларать; шӑлне шатӑртаттарса, йӗри-тавра хӑракаласа пӑхса, пӑхма хӑрушла ырхан аллипе кӗпе ҫухине туртать.

Моряк, бледный, обросший, сидел на койке и чудовищно исхудавшей рукой оттягивал на костлявой шее ворот рубахи, скрипя зубами, затравленно озираясь.

Вуннӑмӗш сыпӑк // .

Кӗрхи уяр та тин ҫеҫ шӑнтма пуҫланӑ ир Валентинӑпа икӗ амӑшӗн шурса кайнӑ пичӗсене ҫутатать…

Осеннее утро, ясное, прихваченное первым морозцем, освещало побледневшие лица обеих матерей и Валентины…

Тӑваттӑмӗш сыпӑк // .

Ҫӗрле каменоломньӑран шурса кайнӑ, канӑҫсӑр Гриценко мучи таврӑнчӗ.

Дядя Гриценко вернулся к ночи из каменоломен бледный, озабоченный.

Тӑваттӑмӗш сыпӑк // .

Учительница, ҫунакан шкул умӗнче ялкӑшакан вут-кӑвара туймасӑр, шурса кайнӑ тутине ҫыртса тӑрать, унӑн шурӑ ҫӳҫӗсене пушар вӗри сывлӑшӗ хускатать.

Учительница стояла возле горящей школы, не чувствуя подыхающего жара.

Иккӗмӗш сыпӑк // .

Страницы:

Сайт:

 

Статистика

...подробней