Двуязычный корпус чувашского языка

Поиск

Шырав ĕçĕ:

тусӗсем (тĕпĕ: тус) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Шкулӑн Пӑлхарти тусӗсем ак ӗнтӗ виҫҫӗмӗш ҫул ӑна «Сувар» хаҫат ҫырӑнтарса параҫҫӗ.

Вот уже третий год болгарские друзья школы подписывают им газету «Сувар».

Яшпашьелсем // Константин МАЛЫШЕВ. «Сувар», 2010.01.08, 1–2№№(835–836), 3 стр.

Спекулянт тусӗсем офицера сырса илнӗ те ӑна питрен хаяррӑн кӑшкӑрма пуҫланӑ:

Дружки спекулянта уже окружили офицера плотным кольцом и зло выкрикивали ему в лицо:

19 // .

Эпир кӳршӗсемпе пӗрлеш-ха — Аникейпе тусӗсем пӗтрӗҫ вара, путланчӗҫ!

Ведь соединись мы с соседями — Аникею с его бражкой зарез, петля!

7 // .

Сӑмах май, пӗрле ӳснӗ тусӗсем вӑл чӑваш ташшине питӗ юратнине палӑртаҫҫӗ.

К слову, друзья, которые выросли вместе, отмечают, что он очень любит чувашские танцы.

«Шкулта вӗреннӗ чухнех унӑн лидер паллисем пурччӗ» // Лариса Петрова. Хыпар, 2020.02.07, 13–14№№

Тен, пӗтӗм секречӗ ҫакӑнта пулӗ: кӗрхи каштан ҫулҫи тӗслӗ эпир пӗлекен плащ вырӑнне Рубцов-Емницкий халӗ хӑмӑр кӗрӗк тӑхӑннӑ, ҫул ҫӳренӗ вӑхӑтра тусӗсем тупса панӑ пулас; урисенче ун, эпир пӗлекен ҫемҫен, пӗр сасӑсӑр пусакан пуклак сӑмсаллӑ парусин атӑ вырӑнне хулӑн каучук тӗплӗ, хӗрлӗ сӑранпа сӑрнӑ фетр кӑҫат пулнӑ; Украинӑри пек тӗрленӗ кӗпе урӑх илемлетмен ӗнтӗ ун кӑкӑрне, халӗ ун ҫинче ахаль кӑна гимнастерка пулнӑ; пуҫне улӑм картуз мар, хура пӗтӗркке тиртен ҫӗленӗ кепка тӑхӑнса янӑ, кепка сӑмси ҫине кӑвак куҫлӑх ҫакнӑ.

Может быть, вся загадка скрывалась в том, что вместо хорошо нам известного плаща под цвет осенних листьев каштана Рубцов-Емницкий надел коричневый полушубок, который раздобыл, очевидно, во время поездки у своих новых приятелей; что на ногах у него не было знакомых нам парусиновых сапожек с тупыми носками, которые уж очень мягко и неслышно ступали по земле, а были фетровые валенки на толстой каучуковой подошве, обшитые красной кожей; что не вышитая на украинский манер сорочка украшала его грудь, а обычная гимнастерка; что на голове вместо соломенного картуза ловко сидела кепка из черной смушки с нацепленными над козырьком темно-синими очками.

XXVIII сыпӑк // .

Анчах ҫак хӗл Прохор улшӑнчӗ — станицӑри чи ҫывӑх тусӗсем те ӑна паллайми пулчӗҫ.

Однако же в ту зиму с Прохором произошло нечто непонятное — его стали не узнавать даже те из жителей станицы, кто был с ним в самых приятельских отношениях.

XXV сыпӑк // .

Ача чухнехи тусӗсем электрификаци ҫинчен мӗнле пысӑк ӗмӗтпе калаҫнине Виктор пӗлнӗ, вӑл ӑна ӑнланнӑ, анчах Сергей те, Савва та мар, хӑй бригадинче ӗҫлекен Прохор, Грицько пек ҫынсем савӑнтарнӑ ӑна.

Он хорошо знал, с какой гордостью обычно говорят об электрификации его друзья детства, и он их понимал, но не Сергей и не Савва удивляли и радовали Виктора, а такие люди, как Прохор и Грицько, работавшие в его бригаде.

XIV сыпӑк // .

Танкист-тусӗсем ӑна халь ниепле те паллаймӗччӗҫ — вӑл пурнӑҫ ҫине пачах урӑхла пӑхма пуҫланӑ.

Его ни за что бы не узнали друзья-танкисты — так он изменился во взглядах на жизнь.

IX сыпӑк // .

Корнилов тусӗсем Могилевпа Быхов хушшинче автомобильсемпе кумса ҫӳреҫҫӗ, Духонинран ҫине тӑрсах арестленӗ ҫынсене ирӗке кӑларма ыйтаҫҫӗ.

Между Могилевом и Быховом сновали автомобили доброжелателей Корнилова, требовавших у Духонина освобождения заключенных.

XX // .

Вӑл питӗ савӑнчӗ, анчах хӑй каллех фронтри тусӗсем хушшинче ларнине ӗненес килмен.

Ему было весело, не верилось, что он снова в кругу своих фронтовых друзей.

XXIX сыпӑк // .

Сергей савӑнӑҫлӑ кулкаласа кама ытларах хисеп туса, хӑш сӗтел хушшине ларассине пӗлмесӗр тӑнӑ: кунта пурте ӗлӗкхи тусӗсем пулнӑ, Сергейӗн вӗсемпе кашнинпех ларасси килнӗ.

Сергей не знал, кому же отдать предпочтение, с кем сесть обедать: все, кто его звал к себе, были его старыми друзьями, и с каждым из них Сергею хотелось посидеть за столом.

XXIX сыпӑк // .

Артамашов юлташӗсемпе тусӗсем колхозран ӗнесем, сурӑхсем, сыснасем илсе каяҫҫӗ, колхоз кӗлечӗ пур кахалшӑн та ҫӑмӑл уҫӑлать…

Всякие друзья и приятели Артамашова тянут из колхоза и коров, и овец, и свиней, а колхозная кладовая превращена в какую-то кормушку для бездельников…

XVIII сыпӑк // .

— Анчах ӗҫне тусӗсем урлӑ тукалама пӑхать, мана килӗшмест ун пек йӑла…

— Боюсь, начнет блатовать, а мне это не по душе…

XII сыпӑк // .

Сергей патне таҫти хуторсенчен амӑш енчен хурӑнташ аппӑшӗсем, ашшӗ енчен хурӑнташ пиччӗшӗсемпе шӑллӗсем пыраҫҫӗ, таврӑннӑ ятпа саламласа, ытала-ытала чуптӑваҫҫӗ; е станицӑри пӗр тантӑш ачасем хупӑрласа илеҫҫӗ, ача чухнехи тусӗсем пӗр-пӗрин ҫине пӑхса илеҫҫӗ те: «Епле ҫитӗнсе кайнӑ эпир!» — тенӗ пек тӗлӗнсе кайса пӑхаҫҫӗ.

К Сергею подходили то тетушки, жившие где-то на хуторах, то двоюродные братья — все в один голос поздравляли его с приездом, обнимали и целовали; то окружали станичные парубки, одногодки и друзья детства, смущенно смотрели они друг на друга: «Ого-го-го! Как мы подросли!» — говорили их удивленные взгляды…

II сыпӑк // .

Хӳхлеҫҫӗ казачкӑсем, вӗсен тӑванӗсем-тусӗсем кашни кун юн тӑкаҫҫӗ, пуҫӗсене хураҫҫӗ, унтан куҫӗсене сӳнтерсе, нихҫан вӑранми ыйха путса, Австри, Польша, Прусси ҫӗрӗсенче тупӑ сассипе ҫӗрсе кайса, тӑпра пулаҫҫӗ…

Ложились родимые головами на все четыре стороны, лили рудую казачью кровь и, мертвоглазые, беспробудные, истлевали под артиллерийскую панихиду в Австрии, в Польше, в Пруссии…

16 // .

Ҫавӑн пекех мар-им тӑвӑллӑ та ирӗклӗ яшлӑхӑн шухӑ тусӗсем те, пӗрерӗн-пӗрерӗн, пӗрин хыҫҫӑн тепри ҫут тӗнче тӑрӑх кая-кая ҫухалса пӗтеҫҫӗ те, юлашкинчен вара, хӑйсен чи авалхи пиччӗшне тӑр пӗччен тӑратса хӑвараҫҫӗ?

Не так ли резвые други бурной и вольной юности, поодиночке, один за другим, теряются по свету и оставляют, наконец, одного старинного брата их?

XIII // .

— Акӑ, вӗсем ман сӑмаха ҫирӗплетсе пама пултараҫҫӗ, — терӗ Мурашов, палатӑри тусӗсем еннелле ҫаврӑнса.

— Вот они могут подтвердить мои слова, — сказал Мурашов, обращаясь к друзьям по палате.

XXIV // .

Снайпера экзамен парайманнипе тата тусӗсем кӳренмелле шӳтлесе калаҫни унӑн кӑмӑлне пӑснӑ, анчах вӑл ҫакна палӑртмарӗ.

Его расстроило то, что он не сдал экзамен на снайпера и что над ним обидно шутили, но он этого не показал.

XX // .

Йӑваланасса вӑл, чӑнах та, нумаях йӑваланмарӗ, анчах шӑмшаккине утайми пуличченех ватрӗ, тусӗсем ӑна, юнланса пӗтнӗскере, килне ҫӗклесе ҫитерчӗҫ.

Пролетел он, правда, немного, увечий не получил, но избит был так, что дружки принесли его домой на руках, с ног до головы в крови.

IX // .

Господин группенфюрер пӗр вӑхӑтра ҫак сӑрт-туллӑ пуян облаҫсен губернаторӗн е штатгальтерӑн лӑпкӑ вырӑнӗ ҫинчен те ӗмӗтленнӗ пулнӑ тата фюрерӑн личнӑй штабӗнче ӗҫлекен хӑйӗн тусӗсем урлӑ ҫакнашкал усӑллӑ назначени валли никӗс хатӗрлеме те хӑтланса пӑхнӑ.

Господин группенфюрер одно время даже мечтал о спокойном месте губернатора или штатгальтера этих плодородных горных областей и нащупывал почву для такого выгодного назначения через своих покровителей в личном штабе фюрера.

Вуннӑмӗш сыпӑк // .

Страницы:

Сайт:

 

Статистика

...подробней