Двуязычный корпус чувашского языка

Поиск

Шырав ĕçĕ:

ирттерет (тĕпĕ: ирттер) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Хула аяккинче пурӑнакан пӗр чухӑн ҫын ҫакӑнта туй ирттерет иккен те, туйне ҫак таврашри халӑха пӗтӗмпе пуҫтарнӑ курӑнать.

Помоги переводом

XV. Маркон ҫӗнӗ кӗлли // .

Хӑйӗн вӑрӑм пурнӑҫӗнчи юлашки кунӗсене вӑл шӑппӑн та канӑҫлӑн ирттерет.

Тихо и мирно доживал он последние дни своей долгой жизни.

VII. Паттӑрлӑх // .

Тухтӑр кирек ӑҫта та чи малта — вырӑнти комитетӑн вӑрттӑн ӗҫӗнче те, туссемпе пӗрле ирттернӗ ӗҫкӗ-ҫикӗре те; ирӗк чух вӑл хӑйӗн вӑхӑтне ҫавӑнпа ирттерет.

Доктор всегда был первым и в подпольной работе местного комитета, и на дружеских пирушках и этим двум занятиям посвящал все свое время.

IV. Каллех Марко патӗнче // .

Вӑл уншӑн-куншӑн ҫӗткеленмест, хирӗҫмест, хӑй шӑпине ҫирӗппӗн тӳссе ирттерет.

Нет в ней никаких следов раздражения, она твердо переносит свою судьбу.

V // .

Эпӗ: хӗрарӑм организмӗ хӑйне физикӑлла майпа хавшатакан япаласене тӳсӗмлӗрех тӳссе ирттерет пулсан, хӗрарӑм ытти тӗрлӗ хуйха-суйха та ҫӑмӑлрах, чӑтӑмлӑрах ирттерсе ямалла пек.

Я думала: если женский организм крепче выдерживает разрушительные материальные впечатления, то слишком вероятно, что женщина должна была бы легче, тверже выносить и нравственные потрясения.

VII // .

Анчах ун пек ӗҫ кашниннех нумай мар-ҫке, ученӑй ӗҫӗн нумайрах пайӗ те — ахаль ӗҫ кӑна; ҫавӑнпа Вера Павловна хӑй вӑхӑчӗн 3/4 пайне упӑшки патӗнче ларса ирттерет, вӑхӑчӗ-вӑхӑчӗпе вӗсем пӗр-пӗрне ачашлаҫҫӗ те.

Но ведь таких работ у каждого мало, большая часть и ученой работы — чисто механическая; поэтому три четверти времени он видит подле себя жену, и порою они приласкают друг друга.

XX // .

Анчах Кирсанов Лопуховсем астутарнисене кашнинчех итлемен: ҫиленин тата ҫав господин, каймасть вӑл ун патне, е: ӗҫ тармасть-ха, вӑхӑт пур, вӑл кӗҫӗр ҫывӑриччен кунтах ларса ирттерет.

Кирсанов даже не всегда слушался этих напоминаний Лопуховых: не поедет он к этому знакомому, пусть сердится этот господин, или: работа не уйдет, время еще есть, а он досидит вечер здесь.

XVIII // .

Каҫ пуличчен халичченхи пекех ирттерет.

До вечера тот же самый, как и прежде.

XVI // .

Вера Павловна хӑйӗн кунне епле ирттерет-ха халӗ?

Какой был теперь характер дня Веры Павловны?

XVI // .

Верочка халлӗхе, Б. чӑнах та лайӑх хӗрарӑм пулсан, — Б. патӗнче лӑпкӑ пурӑнса ирттерет, — ун пирки иккӗленме те кирлӗ мар».

А пока она проживет спокойно у Б., — если только Б. действительно хорошая женщина, — да в этом нельзя и сомневаться».

XIII // .

Халӗ вӑл каҫсене ҫакӑнта ларса ирттерет.

Там он и стал просиживать ночи.

XXIX сыпӑк // .

Вӗсенчен кашниех хӑйӗн вӑхӑтне тӗрлӗ майпа ирттерет: Половцев сӗтел хушшинче сехечӗ-сехечӗпе вараланса пӗтнӗ хулӑн картсене платна пӳрнисемпе сара-сара хурать, Лятьевский, вырӑнӗ ҫинчен тӑмасӑр, кашни сӑмаха ҫӑвар тулли каласа, хӑй аллинчи пӗртен-пӗр кӗнекине — Сенкевичӑн «Камо грядеши?» кӗнекине — ҫирӗммӗш хут вулать.

Каждый из них по-своему убивал время: Половцев часами просиживал за столом, раскладывая пасьянсы, брезгливо касаясь толстыми пальцами замусоленных, толстых карт, а Лятьевский чуть ли не в двадцатый раз, не вставая с койки, перечитывал единственную имевшуюся у него книгу «Камо грядеши?» Сенкевича, смаковал каждое слово.

XXVI сыпӑк // .

Нумай вӑхӑт тухмасӑр пурӑнма тивнине Половцев ҫӑмӑлрах тӳссе ирттерет-ха, вӑл хӑйне лӑпкӑрах тытнӑ пек туйӑнать, анчах Лятьевскин тӳсӗмӗ ҫитменни палӑрсах тӑрать тата кашнинчех хӑйне евӗрлӗ палӑрать: е, хӑй умӗнчи стена ҫине сӳннӗ куҫпа пӑхса, талӑкӗ-талӑкӗпе чӗнмест вӑл, е чарӑна пӗлмесӗр пакӑлтатать, ун пек чух вара Половцев, шӑрӑххине пӑхмасӑр, буркипе пуҫ ҫийӗнченех витӗнсе выртать, вӑхӑт-вӑхӑт унӑн, ура ҫине тӑрса, хӗҫне йӗннинчен туртса кӑларас та Лятьевскин тирпейлӗ туранӑ пуҫне касса ывӑтас килет.

Половцев, пожалуй, легче переносил длительное затворничество, даже наружно он казался более уравновешенным, но Лятьевский изредка срывался, и каждый раз по-особому: то сутками молчал, глядя на стену перед собой потухшим глазом, то становился необычайно, прямо-таки безудержно болтливым, и тогда Половцев, несмотря на жару, с головой укрывался буркой, временами испытывая почти неодолимое желание подняться, вынуть шашку из ножен и сплеча рубнуть по аккуратно причесанной голове Лятьевского.

XXVI сыпӑк // .

Кунне-ҫӗрне Лао-шуань чайнӑйӗнчех ларса ирттерет вӑл, пуринчен ир килет те чи юлашки каять.

Он обычно коротал свои дни в чайной старого Хуа: приходил раньше всех, а уходил последним.

II // .

Пӗрер уйӑх выртса ирттерет те, унтан каллех вӑййа тухать, хальхинче Дымокӑн кӑвакрах куҫӗсем нихҫанхинчен те ытларах ялкӑшса пӑхаҫҫӗ, икӗ ретлӗ хут купӑс чӗлӗхӗсем тӑрӑх унӑн пӳрнисем тата хӑвӑртрах чупаҫҫӗ.

С месяц вылежит а потом опять появится на игрищах, и еще неутолимей блистают голубоватые Дымковы глаза, еще проворней бегают пальцы по клапанам двухрядки.

33-мӗш сыпӑк // .

Яков Лукич пулӑшнипе ҫамрӑк агроном Ветютнев иртен пуҫласах ҫураки планне тӑвас тӗлӗшпе ӗҫлет, тӗрӗсле-тӗрӗсле тӳрлетет, пырса ҫӳрекен казаксене ялхуҫалӑх ыйтӑвӗсем тӑрӑх тӗрлӗрен справкӑсем пара-пара ярать, ытти вӑхӑтне кӗлетсене кӳрсе паракан вӑрлӑха епле тасатнине тата имҫампа ҫунине сӑнаса ирттерет, сайра-хутрах, хӑй калашле, «ветеринарланса» та ҫӳрекелет: хӑшӗн те пулин чирленӗ ӗнине е сурӑхне эмеллеме кайкаласа килет.

С самого утра молодой агроном Ветютнев разрабатывал и уточнял, при помощи Якова Лукича, план весеннего сева, давал справки приходившим казакам по вопросам сельского хозяйства, остальное время неустанно наблюдал за очисткой и протравкой поступавшего в амбары семзерна, изредка шел, как он говорил, «ветеринарить»: лечить чью-либо заболевшую корову или овцу.

24-мӗш сыпӑк // .

Ҫӗрӗ-ҫӗрӗпех ура ҫинче тӑрса ирттерет, теҫҫӗ.

Всю ночь, говорят, простаивает.

16-мӗш сыпӑк // .

Пурӑнасса вӑл хутор вӗҫӗнче, ҫынсенчен аякра, татӑлса пурӑнать, ӗҫлеме юратаканскер, вӑйӗпе ку таврара пуринчен те ирттерет.

Жил он на отшибе в конце хутора, был работящим и по силе первым во всей округе.

7-мӗш сыпӑк // .

Ӑна пурте ҫакӑнтан пӗлеҫҫӗ: вӑл чи кирлӗ вӑхӑтра кӑна сӑмах хушать, ытти чухне ялан ним шарламасӑр ӗҫлет, уявсенче тӑкӑрлӑка пухӑнса ларакан казаксемпе пӗрле ним шарламасӑр табак туртать, пухусенче пӗр шарламасӑр ларать, хӑйпеле калаҫакан ҫын мӗн те пулин ыйтсан тин хуравлакаласа ирттерет, айӑплӑн, салхуллӑн йӑл кулса илет.

Он был известен тем, что говорил только при крайней необходимости, а остальное время молча работал, молча курил с казаками, собравшимися в праздник на проулке, молча сидел на собраниях и, обычно только изредка отвечая на вопросы собеседника, улыбался виновато и жалостно.

7-мӗш сыпӑк // .

Учитель патне кӑштӑрт пырса кӗрет, ларать, ним те чӗнмест, темӗне асӑрхасшӑн пулса пӑхкаласа ирттерет.

Посидит этак, молча, час-другой и уйдет.

Хупӑлчари этем // Иван Мучи. Антон Чехов. Калавсем. Чӑвашгосиздат, 1940. — 100–125 стр.

Страницы:

Сайт:

 

Статистика

...подробней