Двуязычный корпус чувашского языка

Поиск

Шырав ĕçĕ:

хӑйсемех (тĕпĕ: хӑйсем) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Вӑл йывӑҫсем хӑйсемех те ӗнтӗ мана лайӑх хӳтӗлетчӗҫ.

Помоги переводом

Вунҫиччӗмӗш сыпӑк // .

Пӗр-пӗр суранланса аран вилеймесӗр юлнӑ е выҫӑпа антӑхнӑ пӑлхавҫа курсан, вӗсем хӑйсемех пере-пере пӑрахасси те сахал пулнӑ темелле мар, вырӑнти ҫынсем йӑлт тискерленсе ҫитнӗ темелле.

Нередко жестокость местных жителей доходила до того, что они собственноручно приканчивали пулей какого-нибудь раненого или полуживого от голода повстанца.

I. Вӑрансан // .

Хӗҫ-пӑшал та патрон, тар кӗлечӗ-нӳхрепӗ кашни ялта тулсах пычӗ, тар тенӗрен, ӑна тӗрӗксем хӑйсемех тупса параҫҫӗ, черешня йывӑҫҫисене пӑраласа шӑтарнӑ кӗпҫесене тимӗрпе кашалласа ҫирӗплетеҫҫӗ, ку ӗнтӗ артиллери пулать!

Во всех селах росли склады оружия, пуль, пороха, — причем порох доставляли сами турки; черешневые стволы, просверленные, обтесанные, скрепленные железными обручами, образовали артиллерию!

XVI. Ӳсӗрӗлнӗ халӑх // .

Хӗҫ-пӑшалланнӑ ҫамрӑксем сотниксемпе теҫетниксем патӗнче ҫар ӗҫне вӗренме тытӑнчӗҫ; хӗрарӑмсем патронсем турӗҫ, ура чӗркемеллисем тӗртрӗҫ, пӑяв-кантра яврӗҫ, карчӑксем сухари типӗтме ҫӑкӑр пӗҫерчӗҫ; атӑҫӑсем хутаҫсемпе царвульӑсем ҫӗлерӗҫ, патрон ҫаккисем турӗҫ, пӑлхавҫӑсем валли тата ытти кирлӗ ӑпӑр-тапӑр хатӗрлерӗҫ; ял старостисемпе хырҫӑ-марҫӑ пуҫтаракансем, кметсем тата ытти ҫавӑн йышши официаллӑ ҫынсем хӑйсемех пӑлхава пикенсе хатӗрленме тытӑнчӗҫ.

Молодежь отправлялась на военное обучение с ружьями, под командой сотников и десятников; женщины набивали гильзы, ткали обмотки и плели для них веревки, а старухи пекли хлеб на сухари; сапожники шили сумки, царвули, патронташи и прочие предметы повстанческого снаряжения; сами сельские старосты, сборщики податей и прочие официальные лица принимали деятельное участие в подготовке.

XVI. Ӳсӗрӗлнӗ халӑх // .

Тӗрӗк патшалӑхӗ пӗтӗмпе юхӑнать, выҫлӑх та чир унӑн пӗтӗм инкеклӗхне хырса тӑкать, тӗрӗксем хӑйсемех ытла мӗскӗнле вилсе пӗтеҫҫӗ!» — тенӗ.

Турецкое государство вконец разорят, глад и мор будет окончанием сих бедствий, турки сами от себя погибнут жалостнейшим образом!»

XVIII. Ганко кофейнинче // .

Тикан-вӑйӑҫӑсем сӗрме купӑс калаҫҫӗ, хӑйсемех тӗрӗк юррисене кӑшкӑрса юрлаҫҫӗ.

Музыканты-цыгане играли на гадулках, громко распевая турецкие песни.

XIV. Силистра-Йолу // .

Эпӗ ҫапла шутлатӑп: ҫынсене ҫӑкӑр пар, — вулама вара вӗсем хӑйсемех вӗренӗҫ.

Я думаю так: давайте людям хлеб, читать они выучатся и сами.

XI // .

Вӗсем хӑйсем хуҫа, ҫавӑнпа та хуҫана тивекен услама та хӑйсемех илеҫҫӗ 50 т.

Они сами хозяева, потому получают и хозяйскую прибыль 50 р.

XVIII // .

Сӑмахран, нейтральнӑйпа нейтральнӑй мар пӳлӗмсем пачах уйрӑлса тӑраҫҫӗ; анчах нейтральнӑй мар пӳлӗмсене яланах пӗр паллӑ вӑхӑтра ҫеҫ кӗме юрать; ку вӑл виҫӗ апатран иккӗшӗ нейтральнӑй мар пӳлӗмсенче пулса иртнипе ҫапла: ирхи чее Вера Павловна пӳлӗмӗнче, каҫхи чее — Александр пӳлӗмӗнче ӗҫесси йӑлана кӗнӗ; каҫхи чей нимле процедурӑсӑрах иртсе каять; тарҫӑ, ҫав Степанах, Александр пӳлӗмне сӑмаварпа чей ӗҫмелли курка-чашӑксем илсе кӗрет те урӑх ним те тумасть; анчах ирхи чее вара урӑхларах йӗркепе ӗҫеҫҫӗ: Степан Вера Павловна пӳлӗмӗ ҫывӑхӗнчи нейтральнӑй пӳлӗме сӑмаварпа курка-чашӑксем лартать те Александр Матвеича; сӑмавар лартнӑ, тет; е, урӑхла каласан, вӑл Алексаддр Матвеич хӑй кабинетӗнче пулсан ҫапла калать; ӑна унта курмасан вара? — ун пек чух Степан йыхрав ҫине ал ҫеҫ сулать, чей ӗҫме вӑхӑт ҫитни ҫинчен вӗсем хӑйсемех астума тивӗҫ.

Например, нейтральные и ненейтральные комнаты строго различаются; но разрешение на допуск в ненейтральные комнаты установлено раз навсегда для известного времени дня: это потому, что две из трех граней дня перенесены в ненейтральные комнаты; установился обычай пить утренний чай в ее комнате, вечерний чай в его комнате; вечерний чай устраивается без особенных процедур; слуга, все тот же Степан, вносит в комнату Александра самовар и прибор, и только; но с утренним чаем особая манера: Степан ставит самовар и прибор на стол в той нейтральной комнате, которая ближе к комнате Веры Павловны, в говорит Александру Матвеичу, что самовар подан, то есть говорит, если находит Александра Матвеича в его кабинете; но если не застает? — тогда Степану уж нет дела извещать, пусть сами помнят, что пора пить чай.

XII // .

Вулакан хӗрарӑмсемпе ахаль вулакансем ҫав ҫырса кӑтартни мӗн тума кирлине хӑйсемех пӗлеҫҫӗ.

К чему оно служит для читательниц и простых читателей, это они сами знают.

XXIX // .

Ҫав пӗтӗм йӗркене хӗрсем хӑйсем туни тата хӑйсемех тытса пыни ҫинчен кама та пулин ӑнлантарса парасси Вера Павловнӑшӑн мастерскойри савӑнӑҫӗсенчен чи пысӑк савӑнӑҫӗ шутланчӗ; ҫапла ӑнлантарса парса вӑл хӑйне хӑй мӗн шухӑшланине ӗнентересшӗн пулчӗ: мастерской унсӑрах ӗҫлеме пултарать, шапах ҫавӑн пек мастерскойсем хайсем тӗллӗн татах та уҫӑлма пултараҫҫӗ, мӗншӗн пултармаҫҫӗ-ха ара?

А Вера Павловна чувствовала едва ли не самую приятную из всех своих радостей от мастерской, когда объясняла кому-нибудь, что весь этот порядок устроен и держится самими девушками; этими объяснениями она старалась убедить саму себя в том, что ей хотелось думать: что мастерская могла бы идти без нее, что могут явиться совершенно самостоятельно другие такие же мастерские и даже — почему же нет?

IV // .

Ӗҫлӗ вырӑнта шутланман ахаль ҫӗвӗҫ-хӗрсем питӗ ҫепӗҫ пулчӗҫ, вӗсем, хӑйсем туса хунӑ йӗрке тӗрӗс маррине курса, ҫавӑн пек улӑштарма ыйтмарӗҫ: ӗҫлӗ вырӑнта ларакансем хӑйсемех ытлашшипе усӑ курни лайӑх маррине туйса илчӗҫ те, ҫӗнӗ йӗрке мӗнлине ҫителӗклӗ ӑнланса ҫитсен, ытлашши илни кирлӗ мар, терӗҫ.

Простые швеи, не занимавшие должностей, были так деликатны, что не требовали этой перемены, когда заметили несправедливость прежнего порядка, ими же заведенного: сами должностные лица почувствовали неловкость пользоваться лишним и отказались от него, когда достаточно поняли дух нового порядка.

IV // .

Прислуга та хуҫасенченех, урӑхла каласан, хуҫасем хӑйсемех пулнӑ.

Прислуга тоже была от хозяев, то есть сами хозяева.

XXI // .

Иккӗшӗ те ҫамрӑклах хӑйсем валли хӑйсемех ҫул уҫма хӑнӑхнӑ, никам та вӗсене пулӑшман; вӗсем хушшинче ахаль те пӗр пекки нумай пулнӑ: вӗсене кашнине уйрӑммӑн тӗл пулас пулсан, иккӗшӗ те вӗсем пӗр пек характерлӗ ҫынсем пек туйӑннӑ пулӗччӗҫ.

Оба рано привыкли пробивать себе дорогу своей грудью, не имея никакой поддержки; да и вообще между ними было много сходства, так что если бы их встречать только порознь, то оба они казались бы людьми одного характера.

II // .

Салопсене те хӑйсемех пачӗҫ, каретӑна лартма та хӑйсемех кайрӗҫ.

Сами подали салопы, сами пошли сажать в карету.

I // .

Вӗсене совет влаҫӗ чухне те акмаҫҫӗ, анчах вӗсем хӑйсемех пушӑ пуҫлӑ ыраш пек тем чухлӗ ӳссе параҫҫӗ, ӑна нимӗнпе те тытса чарма ҫук!

Их и при Советской власти не сеют, а они сами, как жито-падалица, родятся во всю ивановскую, никакого удержу на этот урожай нету!

XXII сыпӑк // .

Вара хӑйсемех харкашма чарӑнчӗҫ.

Мало-помалу от меня отстали.

Ҫӳҫ ҫинчен // Николай Григорьев. Лу Синь. Калавсем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1960. — 46–53 стр.

Яков Лукич ним шухӑшлама та ӗлкӗреймерӗ, ҫара урисем ӗнтӗ хӑйсемех «налево кругом» ҫаврӑнчӗҫ, тӑрса ывӑннӑ ура тупанӗсем пӗр-пӗринпе илтӗни-илтӗнми шаклатрӗҫ.

Не успел Яков Лукич и подумать о чем-либо, а босые ноги его уже сами по себе, непроизвольно, сделали «налево кругом», и натруженные пятки сухо и почти неслышно стукнулись одна о другую.

I сыпӑк // .

— Ун пирки хӗрарӑмсем, мана ҫавӑтса пынӑ чухне, хӑйсемех каласа пачӗҫ…

— Сами женщины об этом сказали, когда водили меня…

38-мӗш сыпӑк // .

Вӗсем хӑйсемех ӗлкӗрме тивӗҫ!

Они сами должны управиться!

36-мӗш сыпӑк // .

Страницы:

Сайт:

 

Статистика

...подробней