Двуязычный корпус чувашского языка

Поиск

Шырав ĕçĕ:

урисемпе (тĕпĕ: ура) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Тит хӑйӗн ҫинҫе урисемпе вырӑн патне утса пычӗ те аллисемпе сулкалама пуҫларӗ, унтан, маччана ҫити ӳссе, ҫил арманӗ пулса тӑчӗ.

Тит на тонких ножках подошел к постели и замахал руками, потом вырос до потолка и обратился в мельницу.

VII // .

Сивӗпе чӗтренсе тата йӗпенчӗклӗн хутланса, Егорушка лачкам йӗпеннӗ пальтине хывса пӑрахрӗ, унтан, урисемпе аллисене саркаласа, хускалмасӑр тӑчӗ.

Дрожа от холода и брезгливо пожимаясь, Егорушка стащил с себя промокшее пальто, потом широко расставил руки и ноги и долго не двигался.

VII // .

Ҫӑм миххи ҫинче аллисемпе те, урисемпе те туртӑна-туртӑна йӗнӗ май вӑл пӗр сӑмах ҫеҫ пӑшӑлтатрӗ:

Лежа на тюке и плача, он дергал руками и ногами, и шептал:

VII // .

Егорушка каллех ҫӑм миххи ҫине хӑпарса выртрӗ, лав, хуллен чӗриклете-чӗриклете, унталла-кунталла суланкаларӗ, аялта Пантелей утса пычӗ, урисемпе тӑпӑртатса, пӗҫҫисене аллипе ҫапа-ҫапа илчӗ, сывлӑшра, ӗнерхи пекех, ҫеҫенхир кӗвви янӑраса тӑчӗ.

Опять Егорушка лежал на тюке, воз тихо скрипел и покачивался, внизу шел Пантелей, притопывал ногами, хлопал себя по бедрам и бормотал; в воздухе по-вчерашнему стрекотала степная музыка.

VI // .

Текех илтес мар тесе, вӑл, юрласа та урисемпе юриех тапӑртаттарса, хӑях патнелле чупса кайрӗ.

Чтобы заглушить песню, он, напевая и стараясь стучать ногами, побежал к осоке.

II // .

Амӑшӗсенчен уртӑннӑ ачасем, урисемпе аран тӗнкӗлтетсе, ӗсӗклесе йӗреҫҫӗ те шыв илнине пула ура ҫинчен ӳкеҫҫӗ… йӗни те йынӑшса кӑшкӑрни хытӑрах та хытӑрах илтӗнсе тӑрать.

Дети, которых матери тащили за собой, жалобно кричали, едва волоча ноги, и падали под напором воды… стоны, рыдания звучали все громче и громче…

XXXVII. Икӗ юханшыв // .

— Итле-ха, эс итле-ха, акӑ хам вуласа парам! — терӗ те вӑл, хытӑ сасӑпах вулама тытӑнчӗ, вуланӑҫемӗн хӑйӗн кӑмӑлӗ ҫӗкленсе пычӗ; сӑмахне вуламассерен сулахай аллипе сулкалашрӗ, урисемпе тапкаласа илчӗ.

— Послушай, послушай, дай я тебе почитаю! — крикнул доктор и начал читать громким голосом, воодушевляясь все больше и больше; при каждом сильном выражении он левой рукой рассекал воздух, топал ногами.

XIII. Брошюра // .

Вӑл, тӑшман ачи, кайри урисемпе тапса, пӗр вун утӑм пек чупса каять, ним тума аптраса, курӑк чӗпӗтме пуҫлать, ылханлӑскер, чӑнах та выҫӑ тейӗн!

А он, вражий сын, кинет задом, отбежит шагов на десять, начинает щипать траву от нечего делать, как будто он, проклятый, голодный!

XXVIII сыпӑк // .

Вӑл пӗрремӗш хут пӑруланӑ каскӑн ӗнене кӗтӗве хӑваласа пыма чупнӑ, анчах ватӑлла нумай лӑкӑштатса чупайман, чӑпӑрккине кӑкӑр ҫумне пӑчӑртаса, сасартӑк чарӑнса тӑнӑ та, хутланакан урисемпе пӗр вырӑнта тӑпӑртатса, сулланкаласа илнӗ, унтан, ӳсӗр ҫын пек тайкаланса, аллинчи чӑпӑрккине ӳкерсе, ҫирӗп мар утӑмпа майӗпен каялла утнӑ.

Побежал завернуть и подогнать к табуну молодую, шалую первотелку-корову, но недолго бежал старческой трусцой, как вдруг остановился, прижимая к сердцу кнут, с минуту покачался, переступая на месте гнущимися ногами, а потом, шатаясь, как пьяный, уронив из рук кнут, пошел медленно и неуверенно назад.

XXVIII сыпӑк // .

Малти пӳлӗмӗн ӑшӑ урайӗнче Лятьевский ҫара урисемпе шӑппӑн пусса утса ҫӳрет.

Лятьевский, мягко ступая босыми ногами, ходил по теплым половицам горенки.

XXVI сыпӑк // .

Анчах ачасем шарламарӗҫ, пуҫӗсене усса, хутран-ситрен пӗр-пӗрин ҫине пӑхкаласа, ҫул ҫинчи кӑҫал пуҫласа сивӗннӗ тусана урисемпе эрешлӗн йӗрлесе тӑчӗҫ.

Но ребята молчали, потупив головы и, как один, изредка переглядываясь, чертили босыми ногами узоры на первой в этом году холодной дорожной пыли.

XXI сыпӑк // .

Кушак, малти урисемпе тӑрмаласа, кӑшт каялла чаксан, — пӑшал сасси янраса кайрӗ, кантӑк хуппи кӑшт силленсе илчӗ.

И когда та чуть попятилась, судорожно перебирая передними лапами, — резко щелкнул выстрел, слегка качнулась ставня.

XXI сыпӑк // .

Разметнов, урисемпе сыхлӑн пусса, вӗсенчен икӗ утӑмран пек утса иртрӗ, анчах кӑвакарчӑнсем вӗҫсе кайма шутламарӗҫ те, вӗсем кӑшт пӑрӑнчӗҫ кӑна.

Размётнов, осторожно ступая, прошел в двух шагах от них, но голуби и не подумали взлететь, они только слегка посторонились.

XXI сыпӑк // .

Ами, капӑр урисемпе вӗттӗн-вӗттӗн пусса, ҫурхи шыв кӳлленчӗкӗ тавра чупать, чупнӑ ҫӗртех темскер сӑха-сӑха илет, аҫи ун хыҫҫӑн чупать, унтан кӑштах чарӑнса тӑрса, пӑрт-парт ҫаврӑна-ҫаврӑна илет, сӑмсине, усӑнчӑк пӗсехине ҫӗре тивертес пекех пуҫне тайса, ҫине тӑрсах кӑлтӑртатать, вара, хӳрине сарса пӑрахса, хӗллехи пекех сивӗ ҫӗр ҫине ӳке-ӳке йӑпшӑнса, каллех хӑвалама пуҫлать.

Голубка, торопливо семеня нарядными ножками, бежала по краю лужицы с талой водой, что-то поклевывая на бегу, голубь преследовал ее короткими перебежками, затем так же накоротке останавливался, кружился, кланялся, почти касаясь земли носиком и низко опущенным зобом, яростно ворковал и снова пускался в преследование, веером распустив хвост, пластаясь и припадая к непросохшей, холодной и по-зимнему неуютной земле.

XXI сыпӑк // .

Ҫӑрттан мучи таҫтан чӑпӑркка туртса кӑларчӗ, анчах вӑл унпа хӑмсарма та ӗлкӗрейменччӗ, Трофим сарайӑн тӗттӗм кӗтесне сиксе ӳкрӗ те, урисемпе хыттӑн тапӑртатса, йӑлтӑртатса тӑракан куҫӗсемпе Ҫӑрттан мучи ҫине тӑрӑнчӗ.

В руках у Щукаря неожиданно появился кнут, но не успел он взмахнуть им, как Трофим в два прыжка очутился в темном углу сарая и, вызывающе постукивая копытцем, светил оттуда на Щукаря фосфорически сверлящими глазами.

XVI сыпӑк // .

Вӑл, куратӑн-и, йӗкӗт, вӑл мана намӑссӑр та, путсӗр те тесе пӗтерчӗ, тата тем те пӗр каларӗ, урисемпе трантас тӗпне тапкаласа кӑшкӑрма пуҫларӗ: «Сицилист, апӑрша!

Он, видишь, парень, и хамом меня обзывал, и негодяем, и по-всякому, а под конец даже вовсе захлебнулся, ажник ножками по днищу тарантаса застукал и шумит: «Сицилист, такой-сякой!

X сыпӑк // .

Анчах крыльцан пӗрремӗш пусми ҫинче вӑл сасартӑк пур урисемпе те тӗренчӗ те тӑпах чарӑнса тӑчӗ, Давыдов та чарӑнсан вара, кӗсйине шӑршланӑ май сӑрӑ тутисене кулӑшла сиктеркелесе, ним хӑрамасӑр ун еннелле туртӑнчӗ.

Но на первой ступеньке крыльца он вдруг решительно уперся, затормозив всеми ногами, а когда Давыдов остановился, — доверчиво потянулся к нему, обнюхивая карман, потешно шевеля серыми губами.

IX сыпӑк // .

Килкарти варринче ҫӑмне ҫап-ҫара касса ҫаратнӑ ытла та йӗрӗнчӗкле ырхан сурӑх тӑрать, ун ҫумӗнче, амӑшӗ пекех шурӑ ҫӑмлӑ путекки малти урисемпе чӗркуҫленсе пӗшкӗннӗ те, ӑшталансах амӑшӗ ҫумне тӗрткеленет.

Обчесанная, безобразная в своей худобе овца стояла среди двора, раздвинув захлюстанные ноги, а рядом, припав на колени, проворно толкала вымя белошерстая, как мать, ярка.

36-мӗш сыпӑк // .

Вӑл сасартӑк пӑрӑнчӗ, кайри урисемпе ҫӗре чавтарса илчӗ, хӑрт-харт тукаласа, чарисенчен вӗри ҫӗр ҫине шап-шурӑ кӑпӑк татӑккисем ӳкере-ӳкере, картиш йӗри-тавра чупса ҫаврӑнчӗ, вите алӑкӗ умӗнче тӑпах чарӑнчӗ, хӑма сарӑмне шӑршлакаласа пӑхрӗ.

Он круто повернулся, взрыл задними ногами землю, с храпом околесил двор, роняя со стёгнов на жаркую землю белые, пышные шмотья мыла.

33-мӗш сыпӑк // .

Тарӑхса кайнӑ Щукарь ҫав самантрах сиксе тӑрать, казак ун инкекне пӑхса тӑнине курса, ӗҫе ҫапла кӑшкӑрса тӳрлетет: «Эсӗ яланах ҫапла тапӑртатса тӑрасшӑн! Шо-о-о-орт!» — ҫухӑрашать вӑл, лашине урисемпе тапкаласа.

Вгорячах он вскочил и, усмотрев, что казак видел его срам, поправил дело криком: «Все бы ты взбррррыки-вала! Шо-о-орт!» — орал он, пиная лошадь ногами.

31-мӗш сыпӑк // .

Страницы:

Сайт:

 

Статистика

...подробней