Двуязычный корпус чувашского языка

Поиск

Шырав ĕçĕ:

хурӗ (тĕпĕ: хур) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Хурӗ мӑйне пӑркалать, кӑвар пек хӗрлӗ куҫӗсене ҫиллес вылянтарать.

Гусь вертел шеей, презрительно жмурил бирюзинку глаза.

2 // .

Лозневой вара вӑл хӑйпе калаҫу пуҫарасса, тен, ҫиллес те хаяр сӑмах каласа хурӗ, тесе кӗтрӗ.

Лозневой ждал, что она, не вытерпев, все же заговорит с ним и скажет, может быть, слова гнева и презрения.

VI // .

Пӗтӗм яла пӗтерсе хурӗ ку! тетӗп.

Всю деревню, думаю, загубит!

XX // .

Ну, тетӗп, пӗтерет ӗнте ку, тетӗп, лешсем патне чупса кӗрсе кайӗ те, тем туса хурӗ, тетӗп, кайран вара уншӑн, ухмахшӑн, ҫырлахах турӑ, пирӗн ответ тытмалла пулать!

Ну, думаю, заскочит он к ним, натворит делов, а мы за него, дурака, прости господи, в ответе будем!

XX // .

«Анчах Робинзон чӗрӗ ҫын пекех-ҫке!» — тесе хурӗ ҫамрӑк вулакан.

«Но Робинзон же выглядит как живой человек!» — сказал бы молодой читатель.

«Робинзон Крузо» роман ҫинчен // Василий Долгов. Даниэл Дефо. Робинзон Крузо тинӗс ҫулҫӳревҫин пурнӑҫӗ тата вӑл курнӑ тӗлӗнмелле мыскарасем: роман; Василий Долгов куҫарнӑ. — Шупашкар: Чӑваш АССР государство издательстви, 1970. — 3–4 с.

Христофор атте телейлӗн кулкалать, ахӑртнех, ҫӑмне тупӑшлӑ сутнине манаймасть пуле; ӑна тупӑшӗ мар, урӑххи хаваслантарать: килне таврӑнӗ те акӑ вӑл пӗтӗм пысӑк ҫемйине пухӗ, вара чеен куҫ хӗссе, ахӑлтатса кулса ярӗ; малтан вӑл, ҫӑмне хӑй хакӗнчен йӳнӗрехе сутрӑм тесе, пурне те суйӗ, кайран, Михайлӑна хулӑн бумажник парса, урӑхла каласа хурӗ:

Первый счастливо улыбался и, по-видимому, никак не мог забыть о том, что взял хорошую пользу на шерсти; веселила его не столько сама польза, сколько мысль, что, приехав домой, он соберет всю свою большую семью, лукаво подмигнет и расхохочется; сначала он всех обманет и скажет, что продал шерсть дешевле своей цены, потом же подаст зятю Михайле толстый бумажник и скажет:

VIII // .

Октябрьте ку пусӑ ҫине пӑхма питӗ кӑмӑллӑ пулӗ ӗнтӗ: ӑна талкӑшпех кӗрхи тулӑ уҫӑмӗ хупласа илӗ, ирпе ӳкнӗ тӑм ӑна кӗмӗл тӗслӗ туса хурӗ, кӑнтӑрла вара, тӗксӗм кӑвак тӳпере аялтанах шӑвакан хӗвел хӗртме пуҫласан — уҫӑм чӗреслетсе ҫумӑр ҫунӑ хыҫҫӑнхи пек ҫитмӗл те ҫичӗ тӗрлӗ тӗспе ҫиҫме пуҫлӗ, кашни тумламрах вара кӗрхи сивӗ тӳпе те, кӑпӑк пек шурӑ пӗлӗт таткисем те, тӗксӗмленме пуҫланӑ хӗвел те курӑнӗ…

А интересно будет в октябре взглянуть на этот массив: наверное, сплошь покроют его кустистые зеленя озимой пшеницы, утренние заморозки посеребрят их инеем, а в полдень, когда пригреет низко плывущее в бледной синеве солнце, — будто после проливного дождя, заискрятся озими всеми цветами радуги, и каждая капелька будет отражать в себе и холодное осеннее небо, и кипенно-белые перистые облачка, и тускнеющее солнце…

IX сыпӑк // .

Ун пек пулмасан, куҫҫулӗсенчен сывлӑм туса хурӗ.

А не то господь росой исделает слезы.

19-мӗш сыпӑк // .

Акӑ вӑл, чухӑнсемпе выҫҫисем пӗрехмай макӑрса пурӑннӑшӑн ҫилленсе кайӗ те, вӗсен куҫҫулӗсене пӗр ҫӗре пуҫтарӗ, вара ҫав куҫҫулӗсенчен тӗтре туса, ӑна кӑвак тинӗссем ҫинелле илсе кайӗ, пӗлӗте нимӗн курӑнми тӗтрелетсе хурӗ.

И вот он огневается, что бедные да голодные все плачут да плачут, и возьмет соберет ихни слезы, исделает их туманом и кинет на синие моря, закутает небо невидью.

19-мӗш сыпӑк // .

Анчах ӑслӑ патшан ҫивӗч тӑнӗ вӗсен ӗмӗт-шухӑшне маларахах тавҫӑрса илнӗ ӗнтӗ, хӑй енчен политикӑн ҫип-ҫинҫе серепине хуллен-хулленех явма пуҫланӑ, унпала вӑл акӑ сӗмсӗртерех куҫлӑ та йӑпӑлти сӑмахлӑ ҫак мӑнӑ ҫынсене ҫавӑрттара-ҫавӑрттара ҫыхса, йӑлмакласа хурӗ.

Но проницательный ум мудрого царя уже опередил их планы и уже вязал, в свою очередь, тонкую политическую сеть, которою он оплетет этих важных людей с надменными глазами и с льстивой речью.

IV сыпӑк // .

Вӗт ҫав сухаллӑ эсреметпе ҫыхлан кӑна — ыррӑн хӑтӑлаймӑн, санитари пирки пӗр харӑссӑн пилӗк протокол ҫырса хурӗ.

Ведь с этим усастым идолом свяжись, так потом не рад будешь, пять протоколов составит насчет санитарного состояния.

Почта уйрӑмӗнче // Митта Петӗрӗ. Антон Чехов. Калавсем. Чӑвашгосиздат, 1940. — 15–17 стр.

Ак аннене калӑп та — ҫырса та хурӗ.

Вот скажу матери — и запишет.

2-мӗш сыпӑк // .

— Хӑй качча тухнишӗн эпӗ савӑннине пӗлсен, мана чунсӑр этем вырӑнне хурӗ вӑл.

— Она сочтет меня бесчувственным, что я с радостью услыхал о ее замужестве.

VI сыпӑк // .

Обломов юлхав чунне юрату йӑлтах улшӑнтарӗ, вӑл иккӗленсе асапланма пӑрахӗ, телей умӗнче чӑтса тӑраймӗ, ялтан лайӑх хыпар илӗ те, савӑннипе, Ольга патне чупса, вӗҫсе пырса, ҫырӑвне ун ури умне хурӗ, вара иккӗшӗ те пӗр-пӗринпе ӑмӑртмалла инкӗшӗ патне ыткӑнӗҫ, унтан вара… —

В его ленивой душе любовь совершит переворот, как окончательно спадет с него гнет, как он не устоит перед близким счастьем, получит благоприятный ответ из деревни и, сияющий, прибежит, прилетит и положит его к ее ногам, как они оба, вперегонку, бросятся к тетке, и потом…

VII сыпӑк // .

— Обломов мсье шӑпах урӑх шухӑш-кӑмӑллӑ пулас, хӑлхине хупласа хурӗ, — терӗ Ольга, ун еннелле ҫаврӑнса.

— А если мсьё Обломов теперь в таком настроении, что уши зажмет? — сказала она, обращаясь к нему.

V сыпӑк // .

Вӑл ӗнтӗ ҫак заметкӑна вуласа тухӗ те, нимӗн те пулман пек хаҫатне сӗтел ҫине хурӗ тата мӗн те пулин тӑвӗ, тен хускалми куҫӗпе пӑхса, ҫиптунине салтса майлаштарса ҫыхӗ, — унтан сасартӑк урайне, пукани пек, персе ӳкӗ…

которая прочтёт эту заметку и положит газету на стол и сделает ещё что-то, как будто ничего не случилось, быть может, заплетёт и распустит косу с неподвижным лицом — и вдруг покатится на пол, как кукла…

Пиллӗкмӗш сыпӑк // .

Ҫитменнине, Жмырев та мӗн те пулин лаплаттарса хурӗ, шанчӑк ман ун ҫине нимӗн чухлӗ те ҫук.

Да и Жмырев сам мог что-нибудь сболтнуть — веры ему у меня не было никакой.

26 сыпӑк // .

Сасартӑк ӑна урӑх шухӑш килӗ те: «Ҫук, эпӗ сире ҫителӗклӗ сӑнарӑм, пулмасть», — тесе хурӗ.

Вдруг он раздумает и скажет: «Вот, я рассмотрел вас как следует, вы не подходите».

5 сыпӑк // .

Унӑн ҫывӑрмалли пӳлӗмне — атте вилсе кайнӑ пӳлӗме — тӑшманӑн приказчикӗ вырнаҫӗ, е унта вӑл гарем туса хурӗ

А в ее спальной, в комнате, где умер отец, поселится его приказчик или поместится его гарем.

VI сыпӑк // .

Старик вара тытӗ те ҫапла лаплаттарса хурӗ: «эппин, мӗн тума юрать вара манӑн?»

А старик подумает, да и скажет: «Чего же тада и можно-то?»

Намӑссӑрсем // Хветӗр Агивер. Василий Шукшин. Пахчапа мунча хуҫи. Вырӑсларан Хв. Акивер куҫарнӑ. КПСС Чӑваш обкомӗн издательстви, 1989. — 36–46 стр.

Страницы:

Сайт:

 

Статистика

...подробней