Двуязычный корпус чувашского языка

Поиск

Шырав ĕçĕ:

усрама (тĕпĕ: усра) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Анчах Кирсанов кайнӑ хыҫҫӑн вӑл йӗрсе илчӗ; юрату ҫӗнӗрен пуҫланни мӗне пӗлтернине вӑл тин кӑна ӑнланчӗ, сӑнланине асӑрхарӗ, «халӗ ӗнтӗ манӑн сана сыхласа усрама кирлӗ мар, пурпӗрех сыхласа хӑвараймастӑп; кирӗк мӗн пулсан та, хуть эсӗ савӑнса юл».

Но когда Кирсанов ушел, она поплакала; только теперь она или поняла, или могла заметить, что поняла смысл возобновления любви, что «мне теперь уж нечего беречь тебя, не сбережешь; по крайней мере, пусть ты порадуешься».

XV // .

Кӑштах иккӗленсе тӑнӑ хыҫҫӑн, 8 ҫула ҫитмен шӑллӗшӗн е йӑмӑкӗшӗн ҫитӗннӗ хӗр тӑкакӗн чӗрӗкӗ чухлӗ илмелле, 12 ҫула ҫитмен хӗрачана пӑхса усрама пӗрре виҫҫӗмӗш пайӗ чухлӗ тесе килӗшрӗҫ, 13 ҫултан иртсен хӗрачасем, урӑх ҫӗре вырнаҫмасан, мастерскоя ученица пулса вӗренме кӗреҫҫӗ, вӗсене лайӑх вӗренсе ҫитрӗҫ тесе йышӑнас пулсан, вӗсем 16 ҫултан иртсен ыттисемпе танах тулли праваллӑ шутланма пултараҫҫӗ.

После нескольких колебаний определили считать за брата или сестру до восьми лет четвертую часть расходов взрослой девицы, потом содержание девочки до двенадцати лет считалось за третью долю, с двенадцати — за половину содержания сестры ее, с тринадцати лет девочки поступали в ученицы в мастерскую, если не пристраивались иначе, и положено было, что с шестнадцати лет они становятся полными участницами компании, если будут признаны выучившимися хорошо шить.

IV // .

Хайхискер карчӑка вара кунӗн-ҫӗрӗн ҫав пӳлӗмре ҫӑрапа питӗрсе усрама тытӑнчӗҫ.

И старуху стали день и ночь держать под замком.

38-мӗш сыпӑк // .

Вӑрлӑхлӑх тырра пытарса усрама намӑс!

Совестно семена хоронить!

24-мӗш сыпӑк // .

Мӗн тума чӑх-чӗпсене халех пӗр ҫӗре пуҫтарса усрама кирлӗ пулчӗ-ши?

И зачем зараз птицу сводить?

19-мӗш сыпӑк // .

— Активист вӑл; хӑех выльӑх чунне сыхласа усрама кирли ҫинчен каларӗ.

— Активист он, говорил сам, что скотиняк беречь надо.

17-мӗш сыпӑк // .

— Активист вӑл; хӑех выльӑх чунне сыхласа усрама кирли ҫинчен каларӗ.

— Активист он, говорил сам, что скотиняк беречь надо.

17-мӗш сыпӑк // .

Вӗсене лайӑх пӑхса усрӗҫ: пӗр-пӗр урҫа старике, акӑ, калӑпӑр, Аким Бесхлебнов мучие, вӗсене пӑхса усрама уйӑрса лартӑпӑр та, ан тив вӑл кунӗ-кунӗпе хыпашлатӑр вӗсене, каштасем тӑрӑх кармашса ҫӳретӗр.

Догляд за ними будет хороший: какого-нибудь старика вдового, вот хоть бы дедушку Акима Бесхлебнова, к ним приставим, и пущай он их целый день щупает, по нашестам полозиет.

17-мӗш сыпӑк // .

Вӗсене лайӑх пӑхса усрӗҫ: пӗр-пӗр урҫа старике, акӑ, калӑпӑр, Аким Бесхлебнов мучие, вӗсене пӑхса усрама уйӑрса лартӑпӑр та, ан тив вӑл кунӗ-кунӗпе хыпашлатӑр вӗсене, каштасем тӑрӑх кармашса ҫӳретӗр.

Догляд за ними будет хороший: какого-нибудь старика вдового, вот хоть бы дедушку Акима Бесхлебнова, к ним приставим, и пущай он их целый день щупает, по нашестам полозиет.

17-мӗш сыпӑк // .

Революциччен тӗрекленмех пуҫланӑччӗ, ывӑлне Новочеркасскра юнкерсен училищинче вӗрентме ӗмӗтленнӗччӗ, ҫу ҫапакан машина туянма шухӑшланӑччӗ, ҫавна валли укҫине те пуҫтаркаласа хатӗрленӗччӗ, хӑй патӗнче пӗр виҫӗ ҫынна тара тытса усрама шухӑшласа хунӑччӗ (ун чухне, пурнӑҫ юмахри пекех пулса каясси ҫинчен шухӑшласан, савӑннипе унӑн чӗри ирӗлсех каятчӗ ӗнтӗ!), вӑл, суту-илӳ пекки пуҫласа ярса, ӑнӑҫсӑр ҫӗр улпучӗн — войсковой старшинӑн Жоровӑн — ҫурри япӑха юлнӑ арманне туянма шухӑшлатчӗ.

До революции начал крепнуть, думал сына учить в Новочеркасском юнкерском училище, думал купить маслобойку и уже скопил было деньжат, думал возле себя кормить человек трех работников (тогда, бывало, даже сердце радостно замирало от сказочного, что сулила жизнь!), думалось ему, открыв торговлишку, перекупить у неудачного помещика — войскового старшины Жорова — его полузаброшенную вальцовку…

14-мӗш сыпӑк // .

Хамӑн ҫемьене тӑрантарса усрама утмӑл пӑт кирлӗ, кайӑк-кӗшӗк валли вунӑ пӑта яхӑн, сӗлли лаша валли юлать.

Самому надо шестьдесят пудов на прокорм семьи, на птицу надо пудов десять, овес коню остается.

9-мӗш сыпӑк // .

Отряд командирӗ Захарпа Федьӑна хӑтӑрса илнӗ, тек ҫавӑн пек тухса ҫӳреме хушман, анчах тулӑ илсе килнӗшӗн питӗ савӑннӑ, ӑна куҫ шӑрҫине сыхланӑ пек сыхласа усрама хушнӑ.

Командир отряда пожурил Захара с Федей, строго-настрого запретил им устраивать подобные вылазки, но пшенице обрадовался и просил беречь ее пуще глаза.

24-мӗш сыпӑк // .

Гаврик пиччӗшӗ хушнипе старике вӑхӑтлӑха хӑй патӗнче усрама ыйтрӗ.

Гаврик от имени брата попросил временно приютить дедушку.

XXXIV. Подвалра // .

Хул хушшине пӑшалсен, пистолетсен ещӗкӗсене хӗстерет те, выляса ярасран хӑраса, ирччен сыхласа усрама Кӗҫӗн Арнаутски урамра пурӑнакан пӗр дворник патне кайса хурать.

Держал под мышкой ящик с ружьями и пистолетами, которые — из страха проиграть их — сдавал до утра на хранение одному знакомому дворнику с Малой Арнаутской улицы.

XVII. Тир хуҫи // .

Хӑвӑра маншӑн та пулин усрама тӑрӑшӑр.

Поберегите себя хоть для меня.

Пиллӗкмӗш сыпӑк. Юрату // .

Эпӗ хам ӑшӑмра тӑрана пӗлми непсӗм пуррине туятӑп, ҫул ҫинче мӗн тӗл пулнине йӑлтах хыпса ҫӑтатӑп: ҫынсем асапланнипе савӑнни ҫине эпӗ хам кӑмӑлӑма ҫырлахтарас тесе кӑна пӑхатӑп, хам чун хавалне упраса усрама пулӑшакан ҫимӗҫ ҫине пӑхнӑ пек пӑхатӑп.

Я чувствую в себе эту ненасытную жадность, поглощающую все, что встречается на пути; я смотрю на страдания и радости других только в отношении к себе, как на пищу, поддерживающую мои душевные силы.

Июнӗн 3-мӗшӗ // .

Вӗсем ҫакӑн пек шут турӗҫ: паллах, танкистсем аван ҫынсем, анчах лётчиксем те вӗсенчен кайра тӑмаҫҫӗ, вӗсем ҫине лайӑхрах пӑхсан, вӗсем сывлӑшри ҫынсем пулсан та — хуҫалӑха, ҫемьене тытса усрама пултаракан паха ҫынсемех пулма пултарни курӑнать.

Они пришли к такому заключению: танкисты, конечно, хорошие люди, но и летчики им нисколько не уступают и даже, если к ним приглядеться, несмотря на свою воздушную профессию, — хозяйственный, семейный, серьезный народ.

6 сыпӑк // .

Алексей ҫапла шухӑшласа выртрӗ: Оля хӑйӗн таса кӑмӑлне пула, ӑна, урасӑр ҫынна, качча тухать, ҫавӑн пиркиех хӑй техникӑллӑ аслӑ шкулта вӗренсе тухас ӗмӗтсене пӑрахать, хайне, инвалид-упӑшкине, тата, кам пӗлет, тен ачисене те тӑрантарса усрама тӑрӑшса, службӑна кӳлӗнет…

Он представлял себе, как она из благородства выйдет за него замуж, за безногого, как из-за этого бросит она мечты о высшем техническом образовании, впряжется в служебную лямку, чтобы прокормить себя, инвалида-мужа и, кто знает, может быть, и детей.

6 сыпӑк // .

Владимир Дубровский — кадет корпусӗнче вӗренсе тухнӑ та гвардире корнет пулнӑ; ашшӗ ӑна унта кирлӗ пек усрама нимӗн те хӗрхенмен, ҫамрӑк ҫын килтен хӑйне кирлинчен те ытларах илсе тӑнӑ.

Владимир Дубровский воспитывался в Кадетском корпусе и выпущен был корнетом в гвардию; отец не щадил ничего для приличного его содержания, и молодой человек получал из дому более, нежели должен был ожидать.

III сыпӑк // .

Вӑл погонсене Ваньӑна ӑсатса сывпуллашнӑ чух полк командирӗ: капитан Енакиева асӑн тесе панӑ та, вӗсене куҫ пекех упраса, Ваня хӑй те ҫав погонсене хӑйӗн хулпуҫҫийӗсем ҫине тӑхӑнма тивӗҫлӗ пулмалли кунчченех усрама хушнӑ.

Эти погоны на прощание вручил Ване командир полка на память о капитане Енакиеве и велел их хранить как зеницу ока и сберечь до того дня, когда, может быть, и сам он сможет надеть их себе на плечи.

27 сыпӑк // .

Страницы:

Сайт:

 

Статистика

...подробней