Двуязычный корпус чувашского языка

Поиск

Шырав ĕçĕ:

хӑраттӑм (тĕпĕ: хӑра) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Эпӗ пӗчӗкҫӗ чухне, мана суккӑр ыйткалакансене парса ярӑпӑр тесе хӑрататчӗҫ, ҫавӑнпа эпӗ вӗсенчен пит хӑраттӑм.

Когда я был маленький, меня пугали слепыми нищими, и я боялся их.

Пӗр ача хай суккӑр ыйткалакансенчен хӑрама чарӑнни ҫинчен каласа кӑтартни // .

Эпӗ вӑл вилни ҫинчен шухӑшлама хӑраттӑм, хӑйне кӗтеттӗм.

Я боялась думать, я просто ждала.

Ҫырусем // .

Ҫав ҫӗр иртме пултарасси ҫинчен шухӑшлама та хӑраттӑм.

Мне страшно было думать, что эта ночь кончится.

Ульяновскран килекен хыпарсем // .

Упӑшка вилнӗ хыҫҫӑн эпӗ ачасене 201-мӗш шкула куҫартӑм, мӗншӗн тесен унчченхи шкула ҫӳреме инҫе пирки ачасене хӑйсене ҫеҫ кӑларса яма та хӑраттӑм.

Вскоре после смерти мужа я перевела ребят в 201-ю школу; до прежней было слишком далеко ходить, и я побаивалась отпускать детей одних.

Ҫӗнӗ шкул // .

Ача чухне хӗллехи вӑрӑм ҫӗрсенче пӳртрен тухма та хӑраттӑм, мӗншӗн тесен пӗтӗм тавралӑха вӗҫӗ-хӗррисӗр юр хупласа илнӗ, таҫта инҫетре кашкӑр улани илтӗнет.

В детстве я побаивалась зимними вечерами выходить из дому: все холодно, неподвижно, всюду снег, снег без конца и края, и далекий волчий вой.

Осиновые Гаи // .

— Эпӗ сирӗн арӑмран хӑраттӑм: вӑл ман урасене йодпа сӗретчӗ те урана йод чӗпӗтетчӗ.

— Я вашей жены боялась: она мне ноги мазала иодом, мне щипало.

3. «Вӗҫме хатӗрлен!» // .

— Пуринчен ытла ҫакӑнтан хӑраттӑм та эпӗ.

— Да, этого я больше всего боялся.

Вуннӑмӗш сыпӑк // .

Ача чухне пуринчен те хӑраттӑм, — ӳсме пуҫласан, курайми пултӑм, хӑшӗсене намӑссӑр та ирсӗр пулнӑшӑн, теприсене — мӗншӗнне те пӗлместӗп, — ахалех, кураймастӑм!

С детства всех боялся, стал подрастать — начал ненавидеть, которых за подлость, которых — не знаю за что, так просто!

IV // .

Хӑраттӑм эпӗ унран.

Я его боялась!

XXXIX // .

Эпӗ кураймасттӑм тата хӑраттӑм.

Я ненавидела и боялась.

XXI // .

Хӑраттӑм та.

Боялась.

Тӑваттӑмӗш курӑну // .

Ача чухне тӗттӗм пӳлӗме лекме тӳрӗ килетчӗ — вара тӗттӗм кӗтессенчен куҫа темӗн те пӗр курӑнатчӗ, пуринчен ытла эпӗ шуйттанран хӑраттӑм.

Бывало, в детстве приходилось попадать в тёмную комнату — чего-чего там не покажется в тёмных углах, и больше всего я боялся чёрта.

Ӳхӗ // Гаврил Молостовкин. Пришвин М.М. Ылтӑн ҫаран: калавсем. — Шупашкар: Чӑвашгосиздат, 1951. — 200 с. — 98–102 с.

Хӗр уйӗнче пултӑмӑр, темиҫе хӳме урлӑ сиксе каҫрӑмӑр (малтанах эпӗ сикме хӑраттӑм, анчах атте хӑравҫӑсене юратмасть те — эпӗ шикленме пӑрахрӑм), Мускав шывӗ урлӑ икӗ хут каҫрӑмӑр; эпӗ ӗнтӗ киле таврӑнатпӑр пуль тесеттӗм, атте ман лашам ывӑннине те астутарчӗ, анчах Крым каҫҫи патӗнче сасартӑк аяккалла пӑрӑнчӗ те ҫыран тӑрӑх сиктерсе кайрӗ.

Побывали на Девичьем поле, перепрыгнули чрез несколько заборов (сперва я боялся прыгать, но отец презирал робких людей, — и я перестал бояться), переехали дважды чрез Москву-реку — и я уже думал, что мы возвращаемся домой, тем более что сам отец заметил, что лошадь моя устала, как вдруг он повернул от меня в сторону от Крымского броду и поскакал вдоль берега.

XXI // .

Эпӗ хам туйӑма аннеҫӗм сисесрен хӑраттӑм; вӑл Зинаидӑна питӗ килӗштерместчӗ, ҫавӑнпа пире кӑмӑлсӑррӑн сӑнатчӗ, Аттерен ун пекех хӑрамастӑм: атте мана асӑрхаман пекехчӗ, аннеҫӗмпе вара сахал, анчах темле ӑслӑ-сумлӑ калаҫатчӗ.

Я боялся выдать себя перед матушкой; она очень не благоволила к Зинаиде и неприязненно наблюдала за нами, Отца я не так боялся: он словно не замечал меня, а с ней говорил мало, но как-то особенно умно и значительно.

IX // .

Ӑна куриччен малтан тункатаран та хӑраттӑм; нимӗҫе куратӑн та чӗтреве ӳкетӗн, ӑна итлесен ху улӑп пек вӑйлӑ иккенне туятӑн.

До нее пня боялся; увидишь немца — дрожишь, а слушаешь ее — и чуешь: да ведь богатырь ты!

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Хам та вӗсем патне пыма хӑраттӑм, кӗтӳ ҫине аякран ҫеҫ пӑхса тӑраттӑм.

Я же не решался к ним приближаться, либо стоял на месте, либо следовал за стадом в почтительном отдалении.

Ялти спектакль // Николай Сандров. Лу Синь. Калавсем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1954. — 53–70 стр.

Эпӗ акӑ мӗн пирки ытла та хытӑ хӑраттӑм: вут хутсан тӗтӗм тухать, кӑнтӑрла тӗтӗм инҫетренех курӑнать, тискер этемсем вара ӑна курса мана тупма пултараҫсӗ Ҫакна шута илсе, вут хурса тумалли ӗҫсене пурне те (сӑмахран, тӑм савӑт-сапа хӗртсе хытарассине) эпӗ вӑрманта, хамӑн ҫӗнӗ вырӑнта, тӑваттӑм.

По этой причине все работы, для которых требовался огонь (например, обжигание горшков), я перенес в лес, в мою новую усадьбу.

Вунсаккӑрмӗш сыпӑк // .

Малтанхи кунсенче манӑн дневник ҫырса пыма вӑхӑт ҫукчӗ: ӗҫсем ытла та нумайччӗ, ҫитменнине тата, манӑн чӗрене йывӑр шухӑшсем ыраттаратчӗҫ, ҫав шухӑшсем дневникра та палӑрӗҫ тесе хӑраттӑм.

Первое время мне было не до записей: я был слишком завален работой; к тому же меня удручали тогда такие мрачные мысли, что я боялся, как бы они не отразились в моем дневнике.

Саккӑрмӗш сыпӑк // .

«Клисурӑра чухне эп пӗр-пӗчченччӗ, эс те сивӗннӗччӗ, ҫавӑнтан пит хӑраттӑм, — тенӗ пек ӑнланмаллаччӗ ӗнтӗ ӑна.

Казалось, она хотела сказать: «В Клисуре, где я была одинока и отвержена, мне было очень страшно.

XV. Курнӑҫу // .

— Мӗншӗн? — тесе ыйтнӑ пӗрремӗшӗ, леш ӑна вара ҫапла каланӑ: — Халӗ, тӑван ҫӗршывшӑн ҫапӑҫса, таса чунпа вилнӗ хыҫҫӑн, вӑл малтанрах ман чӗрене пӑшӑрхантарни ҫинчен калама пултаратӑп: ҫӑмӑл шухӑшлӑскер, ытла та хаваслӑ пурнӑҫа юрататчӗ ҫавӑн пиркиех, тӑшмана сутӑнса, хулана хирӗҫ тарасран хӑраттӑм; Марианна ывӑлӗ, турӑпа этем тӑшманӗ, пирӗн тӑшмансене пуҫ пулса ертсе пыраканӗ ҫапла тунӑ; ман ылханӑм ун пуҫне пултӑр, ӑна йӑтса ҫӳренӗ хӗрарӑм варне виттӗр!..

— За что? — спросила первая, а та ответила ей: — Теперь, когда он честно погиб, сражаясь за родину, я могу сказать, что он возбуждал у меня страх: легкомысленный, он слишком любил веселую жизнь, и было боязно, что ради этого он изменит городу, как это сделал сын Марианны, враг бога и людей, предводитель наших врагов, будь он проклят, и будь проклято чрево, носившее его!..

Итали ҫинчен хунӑ юмахсем // Александр Алга. Максим Горький. Сочиненисем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1953. — 166–190 стр.

Страницы:

Сайт:

 

Статистика

...подробней