Двуязычный корпус чувашского языка

Поиск

Шырав ĕçĕ:

пӑру сăмах пирĕн базăра пур.
пӑру (тĕпĕ: пӑру) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Таҫта калинкке чӗриклетнӗ, — пӑру ҫурӑмне хыҫать пулмалла, садра тӑмана е мӗнле те пулсан урӑх кайӑк ҫунаттисемпе ҫулҫӑсене ҫапать.

Где-то скрипнула калитка, — очевидно, телок чесал спину, в саду билась крыльями о листья сова или какая другая птица.

X // .

Лозневой тапак тӗслӗрех кӗпе, шалпартарах хура шалавар тата пушмак пӑру тирӗнчен ҫӗлетнӗ ҫирӗп атӑ тӑхӑнса янӑ та сӗтел хушшинче ларать, — унӑн сӑнӗ пӑс кӑларса вӗресе ларакан пӑхӑр сӑмавар ҫинче те курӑнать.

Лозневой сидел у стола, отражаясь на медном боку самовара, бьющего струйкой пара, в рубахе-косоворотке табачного цвета, просторных черных шароварах и добротных сапогах из яловой кожи.

VI // .

Ҫук, ан шутлӑр эсир, ҫав мӗнпур арӑсланпа пантера ун умӗнче — йӑваш пӑру.

Нет, вы не думайте, перед ним все эти львы и пантеры — кроткие телята.

XII // .

Ҫамрӑк такана ҫурмаранах патлаттаратӑп-ха… пӑру тушкине те хӑтланкаланӑ… ҫынна вара — ҫук пулӗ… касаймӑп.

Барашка молодого пополам пересеку… пробовал даже телячью тушу… а человека, пожалуй, нет… не разрублю.

I // .

Агитаци ӗҫне уҫҫӑнах туса пыма тытӑнчӗҫ, ӑна ирттересрен шикленсе тӑрасси асра та ҫук, пӑлхава хатӗрленсе хӗҫ-пӑшалланнине тӗрӗк правительстви курсах тӑрать, ҫапах та хӑйне ҫуламан пӑру пек тыткалать, вӑл пусмӑрти халӑх вӑйне нимӗн чухлӗ те хисепе илмест, йӗрӗнсе пӑхать, ҫавӑнпа кӑна калама пулать вӑл куҫсӑр пулса тӑнине.

Агитация велась так открыто и бесцеремонно, вооруженно и подготовка к восстанию сопровождались таким шумом, что телячью безмятежность турецкого правительства можно было объяснить только его слепотой и презрением к возросшим силам порабощенных.

XVI. Ӳсӗрӗлнӗ халӑх // .

Картишне эп тухӑттӑм, Пӑру хуса кӗртӗттӗм, Пушмакӑма хуратсан, Хӑвӑнпа эп шӑлӑттӑм!»

На двор бы я выходила, Телят бы я загоняла. В грязи башмачки бы марала Да об тебя вытирала!»

ХХХI. Алтӑнӑври улах // .

Вӑл кун рис шӳрпи, пӗҫернӗ пулӑ тата пӑру какайӗ пачӗҫ.

В тот день был рисовый суп, разварная рыба и телятина.

XVIII // .

Ун ҫӑварӗнче эрни-эрнипе сахӑр катӑкӗ, уйӑхӗ-уйӑхӗпе нимӗнле улма-ҫырла, пулярка е пӑру какайӗ пӗр татӑк та пулман.

По целым неделям у него не бывало во рту куска сахару, по целым месяцам никакого фрукта, ни куска телятины или пулярки.

XXIX // .

Вӗсем тӑватӑ пысӑк сӑмавар, тӗрлӗрен булкӑсем, сивӗ пӑру какайӗ тата тӗрлӗ апат-ҫимӗҫсем темӗн чухлӗ илчӗҫ: халӑхӗ ҫамрӑк, хускалмалли нумай пулать, ҫитменнине тата уҫӑ сывлӑшра — апат анатех ӗнтӗ; пӗр ултӑ бутылка хӗрлӗ эрех чикрӗҫ: аллӑ ҫын валли, вӑл шутра 15 йӗкӗт пулсан, нумаях та мар пулас.

Взяли с собою четыре больших самовара, целые груды всяких булочных изделий, громадные запасы холодной телятины и тому подобного: народ молодой, движенья будет много, да еще на воздухе, — на аппетит можно рассчитывать; было и с полдюжины бутылок вина: на пятьдесят человек, в том числе более пятнадцати молодых людей, кажется, немного.

VI // .

Пӗрремӗш монолога каланӑ хыҫҫӑн вӑл темскер шухӑшларӗ, анчах мӗн шухӑшланине хӑй те пӗлмерӗ, вара иккӗмӗш монологра хӑй пӗрремӗшӗнче мӗн шухӑшланине ӑнлантарса пачӗ; «Ирӗке кӑтартнӑ хыҫҫӑн ҫынна ирӗке кӑлармасӑр хӑварма юрамасть», — кун хыҫҫӑн вӑл икӗ сехет шухӑшларӗ; Сӗменовски кӗпер патӗнчен Выборгскӑя ҫитиччен сехет ҫурӑ тата хӑй кушетки ҫинче ҫур сехет иртнӗ; вунпилӗк минут хушши ҫамкине пӗркелентермесӗр шухӑшларӗ, сехет те хӗрӗх пилӗк минут хушши ҫамкине пӗркелентерсе шухӑшларӗ, икӗ сехет иртсен хӑйне ҫамкинчен ҫапрӗ те, «Гоголь почтмейстерӗнчен те начартарах, ҫуламан пӑру!» тесе, сехет ҫине пӑхса илчӗ.

Первым монологом он предположил что-то, только что именно предположил, сам не знал, а во втором монологе объяснил себе, какое именно в первом сделал предположение; «Не годится, показавши волю, оставлять человека в неволе», — и после этого думал два часа: полтора часа по дороге от Семеновского моста на Выборгскую и полчаса на своей кушетке; первую четверть часа думал, не нахмуривая лба, остальные час и три четверти думал, нахмурив лоб; по прошествии же двух часов ударил себя по лбу и, сказавши «хуже гоголевского почтмейстера, телятина!» — посмотрел на часы.

XXI // .

Таҫта пӑру мӗкӗрсе илчӗ, хутор вӗҫӗнче йытӑсем хӑр-хар туни илтӗнчӗ, кӳршӗре, сехет шутне ҫухатса, автан ыйхӑ тӗлӗшпе вӑхӑтсӑр авӑтса ячӗ.

Где-то мыкнул теленок, где-то в конце хутора взлаяли собаки, по соседству, потеряв счет часам, не ко времени прокричал одуревший спросонок петух.

XXIX сыпӑк // .

Андрюшкӑ фельдшера шӑпах вӑхӑтра илсе килчӗ: арӑм чутах вилетчӗ, халӗ, вӑл пулӑшнипе, мана пӑру пек ывӑл ҫуратса пачӗ, йывӑррипе алӑран та ӳкерӗн.

Привез Андрюшка фельдшера — и как раз вовремя: баба чуть не померла, а зараз с его помощью отгрохала мне такого сына, ну, как телок, на руках не удержишь.

XXVIII сыпӑк // .

Лешсен енне ҫурӑмӗпе ҫаврӑнса, патмар кӗтӳҫӗ пӑявлакан пӑру ҫине пачах пӑхмасӑр, Яков Лукич крыльца патне юлхавлӑн чалӑшса утса кайрӗ.

Повернувшись спиной к покупателям, даже не взглянув на телку, которую неспешно взналыгивал дюжий гуртовщик, Яков Лукич шел до крыльца с ленивой развальцей.

XXVI сыпӑк // .

Яков Лукич самантлӑха чӗнмесӗр тӑчӗ, унтан уссине якаткаласа илчӗ те, мӑнаҫлӑрах курӑнас тесе пулмалла, сӑмахсене тӑстарса, анчах хӑйне хӑй каланӑ пек: — Тына пӑру пур манӑн, самӑр, йӑлтӑртатса ҫеҫ тӑрать! — терӗ.

И Яков Лукич, помолчав с минуту, поглаживая усы, для важности — врастяжку, как бы про себя, ответил: — Телушка-то есть, имеется у меня, и сытенькая, аж блестит!

XXVI сыпӑк // .

— Сутмалли тына пӑру ҫук манӑн.

— Продажной телушки у меня нету.

XXVI сыпӑк // .

Вӗсенчен кирек хӑшӗ те темле хаяр тигрӑран та усалрахчӗ, кашниех пӑру пек пысӑкчӗ.

Любой из них хуже тигры лютой, и ростом каждый чуть не с телка.

XXV сыпӑк // .

Атту вӑл пӑру мӑйне ҫакнӑ хӑнкӑрма пек тӑнкӑртатать, ӑна пула ыттисен ырӑ сӑмахне те илтме ҫук, — терӗ Павел Любишкин, хулӑм сассине хытармасӑр.

А то он гремит, как балабон на шее у телка, и доброго слова об других за ним не услышишь, — сочным басом, не напрягая голоса, сказал Павел Любишкин.

XXII сыпӑк // .

Алсене илес пулсан, эпӗ кӗтӳҫӗ мар вӗт-ха, выльӑх сутӑн илекен, ман ӗҫ — пӑру хӳрисене пӗтӗресси мар, укҫа шутласси.

А что касается рук, то ведь я не погонщик скота, а закупщик, мое дело — червонцы отсчитывать, а не телятам хвосты крутить.

XX сыпӑк // .

Пӑру ҫук та халӗ, ман карчӑк киленсе кӑна пурӑнать!

Вон как без телушки моя старуха кохается, на красоту!

XVIII сыпӑк // .

Эсӗ, кӑмӑл пулсан, хӑвна валли орден ыйт, мана — пӗрре пӑруланӑ ӗне е пушмак пӑру туянма укҫа пултӑрччӗ, эпӗ ҫавӑнпа та килӗшнӗ пулӑттӑм», тетӗп.

Ты, ежли хочешь, проси себе орден, а мне — лишь бы на корову-первотелку али хотя бы на телушку-летошницу деньжат перепало, и то буду довольный».

XVI сыпӑк // .

Страницы:

Сайт:

 

Статистика

...подробней