Двуязычный корпус чувашского языка

Поиск

Шырав ĕçĕ:

арӑмӗсем (тĕпĕ: арӑм) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Парӑмсен шӑтӑк-шӑхӑрне вӗсем пӗр-пӗр ҫӗрте укҫа ҫаклаткаланипе те тепӗр ҫӗрте кӑшт-кашт пӑкӑланипе ҫех питӗркеленӗ, саплӑк ҫине саплӑк купаланӑ; нумайӑшӗ вӗсенчен — ытларах чухне хӑйсен арӑмӗсем хистенине пула — рота сумминчен е салтаксене ирӗклӗ ӗҫшӗн килекен тӳлевсенчен чӗпӗтмешкӗн те пит именсех тӑман; хӑшӗ-хӑшӗсем салтаксен укҫаллӑ ҫырӑвӗсене, — йӗрке тӑрӑх, вӗсен ҫав ҫырусене уҫса пӑхмаллаччӗ, — уйӑхӗ-уйӑхӗпе, мӗн унта, ҫулталӑкӗ-ҫулталӑкӗпе те, памасӑр тытнӑ.

Они строили заплату на заплате, хватая деньги в одном месте, чтобы заткнуть долг в другом; многие из них решались — и чаще всего по настоянию своих жен — заимствовать деньги из ротных сумм или из платы, приходившейся солдатам за вольные работы; иные по месяцам и даже годам задерживали денежные солдатские письма, которые они, по правилам, должны были распечатывать.

VI // .

Вӗсем хӑйсен арӑмӗсем патне лараҫҫӗ.

Они садятся подле своих жен.

XXII // .

Эпир ӗҫлекен пӳлӗмсене кӗтӗмӗр, унта ӗҫлесе ларакан хӗрсем те мана ҫав чиновниксен хӗрӗсем, йӑмӑкӗсем, ҫамрӑк арӑмӗсем евӗрлех тумланнӑн туйӑнчӗҫ: пӗрисем ахаль пурҫӑнтан ҫӗленӗ кӗпесем тӑхӑннӑ, теприсем — барежран, кисейран ҫӗленисене.

Мы вошли в рабочие комнаты, и девушки, занимавшиеся в них, тоже показались мне одеты, как дочери, сестры, молодые жены этих чиновников: на одних были шелковые платья из простеньких шелковых материй, на других барежевые, кисейные.

XVIII // .

Анчах кӗтӳҫӗсем кедр йывӑҫҫисенчен те яштакрах, вӗсен арӑмӗсем пальмӑсенчен те яштакрах, вӗсен пурнӑҫӗ ҫак юлхавлӑ ачашлӑхра пӗр хуйхӑ-суйхӑсӑр иртсе пырать, пурӗ те пӗр ӗҫ кӑна вӗсен, вӑл — юрату, вӗсен кашни кунӗ ачашланса, юрату ҫинчен юрласа иртет.

Но стройнее кедров эти пастухи, стройнее пальм их жены, и беззаботна их жизнь в ленивой неге: у них одно дело — любовь, все дни их проходят, день за днем, в ласках и песнях любви.

1 // .

Ытти ҫынсем пурнӑҫра эпӗ каласа кӑтартнӑ пек мар, урӑхла йывӑрлӑхсем тӳссе ирттернӗ пулччӑр; упӑшкисемпе арӑмӗсем пурте уйрӑлас пулсан, кунта ӗнтӗ нимӗн ытлашши пӑсӑкки те, нимӗн лайӑххи те ҫук, кашни йӗркеллӗ хӗрарӑмах хӑйӗн упӑшкин юлташне юратса пӑрахса асапланмасть вӗт, унсӑр пуҫне виҫӗ ҫул хушши асапланмасть ӗнтӗ, кашниех кӗпер ҫинче перӗнсе вилмест е (витӗр курса вулакан каланӑ тӑрӑх) гостиницӑран ҫухалмасть ӗнтӗ, — ӑҫта ҫӗтни те паллӑ мар.

Положим, что другие порядочные люди переживали не точно такие события, как рассказываемые мною; ведь в этом нет решительно никакой ни крайности, ни прелести, чтобы все жены и мужья расходились, ведь вовсе не каждая порядочная женщина чувствует страстную любовь к приятелю мужа, не каждый порядочный человек борется со страстью к замужней женщине, да еще целые три года, и тоже не всякий бывает принужден застрелиться на мосту или (по словам проницательного читателя) так, неизвестно куда, пропасть из гостиницы.

XXXI // .

Ҫемье пурнӑҫне курнӑ вӗт эпӗ, — эпӗ хамӑр ҫемье ҫинчен каламастӑп: вӑл расна ҫемье; анчах хӗр-туссем пур-ҫке манӑн, вӗсен ҫемйисенче пулнӑ-ҫке эпӗ; турӑҫӑм, упӑшкисемпе арӑмӗсем мӗнле начар пурӑннине тавҫӑрса та илме пултарас ҫук эсӗ, чунӑм!

Ведь я видала семейную жизнь, — я говорю не про свою семью: она такая особенная, — но ведь у меня есть же подруги, я же бывала в их семействах; боже мой, сколько неприятностей между мужьями и женами, — ты не можешь себе вообразить, мой милый!

XVIII // .

Эпӗ сан валли кӗтмен япала хатӗрлерӗм — опера курма каятпӑр, эпӗ иккӗмӗш яруса билет илтӗм, унта генерал арӑмӗсем ҫеҫ пулаҫҫӗ.

Я тебе приготовила суприз — поедем в оперу, я во втором ярусе взяла билет, где все генеральши бывают.

I // .

Апла пулин те вӗсем: ашшӗсем, ачисем, пиччӗшсем, арӑмӗсем, тусӗсем, вӗрентекенсемпе вӗренекенсем, тӑшмансемпе пачах палламан ҫынсем — пӗр ушкӑна пухӑннӑ та, пӗрне-пӗри хавхалантараҫҫӗ, пӗрне-пӗри явӑҫтараҫҫӗ, вилесрен хӑрасан та ҫак пысӑках мар чӑрмав урлӑ каҫасшӑн мар.

Однако они организовали шайку, и все: отцы, дети, братья, супруги, друзья, учителя, враги и совсем незнакомые люди – подбадривают друг друга и даже под страхом смерти не желают перешагнуть это препятствие.

IX // .

Парнеленӗ ҫаплах хӑйӗн варлине патша Ливи тӑвӗсен аркинчи вӑрмансенче чи малтан ҫурӑлакан ҫурӑм ути чечекӗсем евӗр аметистсене, — ҫиле чарса лартакан, ҫилле ҫемҫетекен, ӳсӗрӗлесрен сыхлакан, тискер кайӑксене тытнӑ чух пулӑшакан тӗлӗнмелле вӑй-хӑватлӑ аметистсене; юратура телей паракан, мӑшӑрсен харкашӑвне пусӑрӑнтаракан, патша тарӑхӑвне сирсе яракан, лашана алла вӗрентнӗ вӑхӑтра тата сутнӑ чух ӑнӑҫу кӳрекен Персеноль бирюзине; кушак куҫне те — хӑй хуҫин пурлӑхне, ӑстӑнӗпе сывлӑхне сыхлаканскере; шупка, ҫыран таврашӗнчи тинӗс шывӗ евӗр кӑвакрах симӗс вериллие те — куҫа шур илесрен тата юхан-суранран хӳтӗлекен хатӗре, ҫулҫӳренсен ырӑ юлташне; нумай сӑрлӑ ахах та — ӑна хӑй ҫумӗнче тытакан тӑшмансен каварӗнчен хӑрамасть тата ҫӗр кисреннӗ чухнехи хӑрушлӑхран сыхлӑхлӑ; нефрита та — аҫа ҫапассине сирекен кӑчкӑ чулне; симӗсрех панулми тӗслӗ, тӗксӗмрех ҫутӑ онихие те — хуҫине вутран тата ухмаха тухасран хураллаканскере; тискер кайӑксене чӗтреве ертекен ясписа та; калаҫу хитрелӗхне ӳстерекен хура чӗкеҫ чулне те; йывӑрлӑ хӗрарӑмсем хисеплекен ӑмӑрткайӑк чулне те, чӗпписем тухас вӑхӑт ҫитсен, хайсен йӑвисене хураҫҫӗ ӑна ӑмӑрткайӑксем; пӗчӗк хӗвелсем евӗр ҫиҫекен, Офиртан илсе килнӗ заберзата та; ылттӑн пек сарӑ хрисолта та — сутуҫӑсемпе вӑрӑсен тусне; патшасемпе вӗсен арӑмӗсем юратакан сардоникса та; хӑмла ҫырли тӗслӗ лигирие те: пуриншӗн те паллӑ, стена витӗрех курма пултаракан ҫивӗч куҫлӑ ҫӳлевӗҫсен хырӑмӗнче тупаҫҫӗ ӑна, — ҫавӑнпа та лигирипе ҫӳрекенсем яланах ҫивӗч куҫлӑ пулаҫҫӗ, — кунсӑр пуҫне вӑл сӑмсаран юн кайнине чарать тата тӗрлӗ сурансене, вӗсене чулпа та тимӗрпе амантса туман пулсан, тӳрлетет.

Дарил также царь своей возлюбленной ливийские аметисты, похожие цветом на ранние фиалки, распускающиеся в лесах у подножия Ливийских гор, — аметисты, обладавшие чудесной способностью обуздывать ветер, смягчать злобу, предохранять от опьянения и помогать при ловле диких зверей; персепольскую бирюзу, которая приносит счастье в любви, прекращает ссору супругов, отводит царский гнев и благоприятствует при укрощении и продаже лошадей; и кошачий глаз — оберегающий имущество, разум и здоровье своего владельца; и бледный, сине-зеленый, как морская вода у берега, вериллий — средство от бельма и проказы, добрый спутник странников; и разноцветный агат — носящий его не боится козней врагов и избегает опасности быть раздавленным во время землетрясения; и нефрит, почечный камень, отстраняющий удары молнии; и яблочно-зеленый, мутно-прозрачный онихий — сторож хозяина от огня и сумасшествия; и яснис, заставляющий дрожать зверей; и черный ласточкин камень, дающий красноречие; и уважаемый беременными женщинами орлиный камень, который орлы кладут в свои гнезда, когда приходит пора вылупляться их птенцам; и заберзат из Офира, сияющий, как маленькие солнца; и желто-золотистый хрисолит — друг торговцев и воров; и сардоникс, любимый царями и царицами; и малиновый лигирий: его находят, как известно, в желудке рыси, зрение которой так остро, что она видит сквозь стены, — поэтому и носящие лигирий отличаются зоркостью глаз, — кроме того, он останавливает кровотечение из носу и заживляет всякие раны, исключая ран, нанесенных камнем и железом.

VIII сыпӑк // .

Вӗсен арӑмӗсем, ырханскерсем е питӗ самӑрскерсем, яланах ҫӑткӑн тата час-час чирлеҫҫӗ.

Очень костлявые или слишком толстые, жены всегда жадны и часто хворают.

«Мов» // Александр Алга. Максим Горький. Сочиненисем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1953. — 684–692 стр.

Ҫынсем хӑйсем сарса хунӑ вырӑнӗсем патне, хӑйсен арӑмӗсем, хӑйсен упӑшкисем патне пыраҫҫӗ, ҫӗрле вара, пӑчӑ пӳлӗмсенче, тарласа чӑм шыва ӳкнӗскерсем, хулашӑн ҫӗнӗ ҫимӗҫ шӑтса ҫуралтӑр тесе, пӗрне-пӗри чуптӑваҫҫӗ…

Люди идут к своим постелям, к женщинам своим, своим мужчинам, и ночью, в душных комнатах, потные и скользкие от пота, будут целоваться, чтобы для города родилась новая, свежая пища…

Сарӑ шуйттан хули // Александр Алга. Максим Горький. Сочиненисем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1953. — 659–670 стр.

Мӗншӗн ҫынсем пурӑнаҫҫӗ… чиперех тенӗ пек, хӑйсен ӗҫне тӑваҫҫӗ, арӑмӗсем пур, ачи-пӑчисем тата ытти те?..

Почему люди живут и ничего себе, занимаются своим делом, имеют жен, детей и всё прочее?..

Коновалов // Александр Алга. Максим Горький. Сочиненисем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1953. — 70–118 стр.

Мастеровой арҫынсем пурте ӗҫкӗпе сунаҫҫӗ, ҫапах та вӗсен арӑмӗсем пур, тет; арӑму пулсан, кил те пулать, вара ун чухне ниҫта та тарса каймӑн», тет…

Все, говорит, мастеровые мужчины горькие пьяницы, однако жены у них есть; дом, говорит, будет, коли будет жена, и никуда, говорит, ты тогда не побежишь…»

Коновалов // Александр Алга. Максим Горький. Сочиненисем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1953. — 70–118 стр.

Эпӗ — летчик арӑмӗ, манӑн ҫӗнӗрен палланӑ ҫынсем те пайтах — Крымри те Инҫетри Хӗвелтухӑҫӗнчи летчиксен арӑмӗсем вӗсем…

Я — жена лётчика, и у меня много новых знакомых — жён лётчиков в Крыму и на Дальнем Востоке…

Пӗрремӗш сыпӑк // .

Арӑмӗсем тилӗрсе кайса ҫуйӑхнӑ:

А жены их кричали Мизинчику:

15 сыпӑк // .

Улпут арӑмӗсем ӑна е тутӑрсем, е хӑлха ҫаккисем паратчӗҫ.

Барыни дарили ее, та платочком, та сережками.

Станца пуҫлӑхӗ // .

Пуринчен ытла кунта ӑстаҫӑ-нимӗҫсем, вӗсен арӑмӗсем тата подмастерисем нумай пулнӑ.

Большею частию были немцы ремесленники, с их женами и подмастерьями.

Тупӑкҫӑ // .

Ку пӳлӗмре ларакансем ҫав стена ҫинче ҫынсен тулли биографийӗсемпе чи пӗчӗк эпизодсене, амӑшӗсем, арӑмӗсем, ачисем, аркатнӑ кил-ҫурчӗсем, пӗтнӗ пурнӑҫ ҫинчен калакан фильмсем, паттӑр юлташпа сутӑнчӑксем ҫинчен, кирлӗ ҫӗре панӑ юлашки лиҫтовка ҫинчен, каллех юн тӑкӑнасси ҫинчен, пӗр-пӗрне ҫирӗп сӑмах парса хыттӑн ал тытни ҫинчен калакан фильмсем, хӑрушлӑх тата хӑюлӑх, курайманлӑхпа юрату, тунсӑхпа шанчӑк ҫинчен калакан фильмсем курнӑ.

Целые биографии и мельчайшие эпизоды, фильмы о матери, о жене, о детях, о разоренном очаге, о погибшей жизни, фильмы о мужественном товарище и о предательстве, о том, дому ты передал последнюю листовку, о крови, которая прольется снова, о крепком рукопожатии, которое обязывает, фильмы, полные ужаса и решимости, ненависти и любви, сомнения и надежды.

Гестапон Панкрацри тӗрминче 1943 ҫулхи ҫуркунне ҫырнӑ // .

Кая юлнӑ модӑпа, ахах-мерченпе эрешлесе пӗтернӗ, кивелерех панӑ хаклӑ тумсем тӑхӑннӑ улпут арӑмӗсем чылайӑн ларса тухрӗҫ, арҫынсем эрехпе пулӑ вӑлчи умне пухӑнса тӑрса, тавлӑн шавласа калаҫма тытӑнчӗҫ.

Барыни сели чинным полукругом, одетые по запоздалой моде, в поношенных и дорогих нарядах, все в жемчугах и бриллиантах, мужчины толпились около икры и водки, с шумным разногласием разговаривая между собою.

IX сыпӑк // .

Ун патне дивизирен, тылран ҫырнӑ, хӑйпе пӗрле служить тунисем, командирсемпе политработниксем ҫырнӑ, салтаксем ҫырнӑ, пурнӑҫра кирлӗ канаш е ӗҫре пулӑшу ыйтса — вӑрҫӑра вилнӗ юлташӗсен арӑмӗсем ҫырнӑ, Казахстанран пӗр пионерка, вилнӗ полк командирӗн хӗрӗ ҫырнӑ, анчах Комиссар ҫав хӗр ачан ятне ниепле те астуса юлайман.

Ему писали из дивизии, из тыла, писали сослуживцы, командиры и политработники, писали солдаты, писали по старой памяти командирские жены, требуя, чтобы он «приструнил» разболтавшегося мужа, писали вдовы убитых товарищей, прося житейского совета или помощи в делах, писала даже пионерка из Казахстана, дочь убитого командира полка, имени которой Комиссар никак не мог запомнить.

7 сыпӑк // .

Страницы:

Сайт:

 

Статистика

...подробней